Book: Как мне досталась сушеная голова



Как мне досталась сушеная голова

Роберт Лоуренс Стайн

Как мне досталась сушеная голова

1


Вы когда-нибудь играли в «Короля джунглей»? Это компьютерная игра. Очень клевая. Главное — не утонуть в зыбучих песках и не попасть в смертельные объятия Живых Лиан. Надо как на тарзанке перелетать с лианы на лиану и не давать им обвиться вокруг тела. При этом успевать подхватывать сушеные головы, спрятанные под деревьями и кустами. Набрал десяток голов — и у тебя одна дополнительная жизнь. А в этой игре нужна уйма дополнительных жизней. Эта игра не для новичков.

Эрик и Джоэл — мои друзья — играют в «Короля джунглей» со мной. Нам всем по двенадцать лет. Моей сестренке Джессике — восемь. Она вечно болтается рядом, но мы не позволяем ей играть, потому что она сразу же тонет в зыбучих песках. Ей нравится это «чвак, чвак, чвак», которое раздается всякий раз, как тебя засасывает с головой. Джессика ни черта не сечет.

— Марк, может, сыграем во что-нибудь другое? — спрашивает меня Джоэл.

Я-то знаю, что ему не нравится. Он попал на рога носорогу. Куда как противно!

Мы все трое — Джоэл, Эрик и я — застряли в моей комнате у компьютера, как только кончились уроки в школе. Джессика сидела у окна и читала. Из окна лился поток солнечного света, отчего ее рыжие волосы будто искрились.

— Ка-ли-а! — завопил я, подхватив уже восьмую сушеную голову.

Ка-ли-а! — это мой клич джунглей. Откуда он, толком не знаю. Как-то возник у меня в башке. Наверное, я выдумал его.

Я чуть не влип носом в экран монитора. Пришлось резко нагнуться, чтобы уклониться от дротиков, полетевших в меня из зарослей папоротника.

— Ка-ли-а! — Я вновь издал воинственный клич, схватив очередную сушеную голову.

— Ну давай, Марк! — канючил Эрик. — У тебя что, нет какой-нибудь другой игры?

— Правда, Марк, — поддержал его Джоэл, — разве у тебя нет каких-нибудь спортивных игр? Скажем, «Безумного баскетбольного матча»? Это же классная игра!

— А «Футбол мутантов»? — пристает Эрик.

— Мне нравится эта игра, — отмахиваюсь от них я, не отрывая глаз от экрана.

Почему я так люблю «Короля джунглей»? Наверное, потому, что люблю перелетать с лианы на лиану высоко в небе. Вообще-то я, как это говорится, жиртрест. Я маленький и толстый. Прямо под стать этим красным носорогам. Потому-то мне, видать, и нравится больше всего на свете чувствовать себя ловким и легко взлетать над землей, словно типа.

Но это еще и особая игра. В ней есть что-то жутковатое.

Кроме того, Джоэл и Эрик не любят ее, потому что я всегда выигрываю. Сегодня во время первой игры крокодил наполовину проглотил Джоэла. Оттого он и в дурном настроении.

— А знаете, какую игру купил мне папа? — спрашивает Джоэл. — «Боевой пасьянс».

Я ближе склонился к экрану. Надо было проскочить самые глубокие зыбучие пески. Одно неверное движение, и меня поглотят бездонные песчаные хляби.

— А что это за игра? — спрашивает Эрик Джоэла.

— Это карточная игра, — объясняет Джоэл. — Ты же знаешь, что такое пасьянс. Только здесь карты бьются друг с другом.

— Во здорово! — восхитился Эрик.

— Послушайте, ребята, — обрываю я их. — У меня тут сейчас крутняк. Помолчите минутку, ладно? Мне надо сосредоточиться. Я над самой страшной зыбучей ямой.

— Но нам надоело играть в это, — тянет свое Эрик.

Я схватил лиану. Оттолкнулся что было сил и перехватил другую. И тут кто-то ударил меня по плечу.

— Ооуу!

Я боковым зрением увидел что-то рыжее и понял, что это Джессика. Она снова хлопает меня и хихикает. Я вижу на экране, как лечу вниз. Меня поглощает бездонный зыбун.

Чвак, чвак, чвак. Меня не стало.

Я круто повернулся:

— Джессика!..

— Моя очередь! — ухмыляется она.

— Придется все начинать сначала! — заявляю я.

— Нет уж, дудки! — протестует Эрик. — Кто куда, а я домой.

— Я тоже, — подхватывает Джоэл, надвигая на лоб свою бейсболку.

— Ну еще одну игру, — упрашиваю я.

— Да хватит, Марк, — говорит Джоэл, показывая на окно, откуда льются потоки солнечного света. — Идем на улицу.

— Конечно, — поддерживает его Эрик. — Смотри, какой денек. Пойдем покидаем кольца или чего-нибудь придумаем. А то покатаемся на скейтбордах.

— Ну еще одну игру, — тяну я. — Еще разок и пойдем.

Я смотрел, как они направились к двери. Я правда не хотел выходить из джунглей; я и сам толком не знаю, что я нашел в этой игре. Но я играю в эту игру уже и не помню сколько. Джунгли действительно моя страсть. Я смотрю все фильмы о джунглях по телику. Когда я был маленьким, то вечно представлял себя Тарзаном, королем джунглей. Джессика тоже всегда хотела играть со мной. Она у меня была Читой, моей говорящей обезьянкой. У нее это здорово выходило. Но когда ей стукнуло шесть или семь, она наотрез отказалась быть мартышкой. Вместо этого она стала подлинной чумой.

— Я поиграю с тобой в «Короля джунглей», — предложила она, когда мои дружки ушли.

— Петушки, — закачал я головой. — Тебя хлебом не корми, дай утонуть в зыбучих песках.

— Да нет, — отвечает она. — Я буду играть как следует. — На сей раз постараюсь выиграть. Не веришь?

Куда деваться? Я уж было согласился принять ее, как раздался звонок в дверь.

— Мама дома? — спросил я, прислушиваясь, не раздадутся ли ее шаги.

— Она, кажется, на заднем дворе, — ответила Джессика.

Я побежал вниз открывать. Может, Эрик с Джоэлом передумали, надеялся я. Может, чего доброго, решили сыграть еще одну партию и «Короля джунглей».

Я открыл входную дверь.

И нос к носу столкнулся с самым невероятным приключением в моей жизни.


2


Передо мной стояла голова.

Человеческая голова. Вся в морщинах и складках кожи. Размером с теннисный мячик. Бледные иссохшие губы растянуты в оскале. Шея стянута туго-претуго черным шнуром. Немигающие черные глаза пристально смотрели на меня.

Сушеная голова. Всамделишная сушеная голова.

Я был в таком потрясении, настолько ошеломлен при виде головы у собственной двери, что не сразу заметил женщину, которая держала ее. Это была высокая женщина возраста моей мамы, ну, может, немножко постарше. У нее были короткие черные волосы с проседью. На ней был длинный плащ, застегнутый на все пуговицы, хотя день стоял теплый и солнечный.

Она улыбнулась мне. Глаз ее я не видел. Их скрывали черные очки в черной оправе. Голову она держала за волосы — прядь черных толстых волос. В другой руке у нее была небольшая холщовая сумка.

— Это ты Марк? — спросила она. Голос у нее был приятный и ласковый, как у дикторов на рекламе ТВ.

— Ага… Да, — ответил я, не отрывая глаз от сушеной головы. На картинках, которые мне приходилось видеть, они не выглядели столь отвратительными. Такими морщинистыми и иссохшими.

— Надеюсь, я тебя этим не напугала, — улыбаясь произнесла женщина. — Мне так не терпелось дать тебе ее поскорее, что я не выдержала и достала ее из сумки.

— Как?.. Дать ее мне? — переспросил я, все не отрывая от нее глаз.

А голова тоже не отрывала от меня своих блестящих черных глаз. Они больше походили на стекляшки игрушечного медвежонка, чем на человеческие.

— Ее прислала тетя Бен на, — сказала женщина. — В подарок.

И она протянула мне голову. Но я ее не взял. Целый день я собирал сушеные головы в игре, но не могу сказать, что мне хотелось прикоснуться к этой.

— Марк, кто там? — У меня за спиной появилась мама. — О, здравствуйте.

— Здравствуйте, — любезно поздоровалась женщина. — Бенна писала вам, что я должна приехать? Я Кэролин Холингз. Мы с ней вместе работаем. На острове.

— Бог ты мой, — воскликнула мама, — должно быть, письмо Бенны затерялось. Входите же. Входите. — Она потянула меня, чтобы Кэролин могла войти в дом.

— Посмотри, что она привезла мне, мама, — показал я на сморщенную маленькую голову, которую Кэролин держала за волосы.

Мама вскрикнула, подняв руку, словно защищаясь.

— Надеюсь, она не настоящая, а?

— Конечно, настоящая, — закричал я. — Не пришлет же мне тетя Бенна фальшак какой-то.

Кэролин вошла в гостиную и поставила на пол свою сумку. Я глубоко вздохнул, чтобы собраться с силами, и протянул руку к сушеной голове.

Но не успел я взять ее, как в комнату влетела Джессика и выхватила ее из рук Кэролин.

— Эй! — только и успел крикнуть я, бросившись к сестре, но она уже была такова. С хихиканьем она упорхнула, тряхнув своими рыжими волосами и держа голову обеими руками.

И вдруг остановилась как вкопанная. Улыбка сбежала с ее губ. И она в ужасе уставилась на то, что держала в руках.

— Она укусила меня! — взвизгнула Джессика. — Она укусила меня!


3


У меня перехватило дыхание. Мама вцепилась мне в плечо. И тут Джессика захихикала. Опять ее дурацкие шуточки.

Она перекидывала голову с ладони на ладонь и откровенно издевалась надо мной.

— Филя-простофиля, — заливалась она. — Наш Марк во все готов верить.

— А ну-ка отдавай мою голову! — сердито закричал я и, бросившись вдогонку, схватил голову.

Она хотела перехватить ее, но я держал крепко.

— Эй, ты же поцарапала ее, — вскрикнул я.

Так оно и было. Я вплотную приблизил голову к глазам и внимательно пригляделся. На правой мочке уха Джессика оставила длинную белую полосу.

— Джессика, — взмолилась мама, скрестив руки и понизив голос. Она так всегда делала перед тем, как взорваться. — Остынь. У нас же гостья.

Джессика в свою очередь скрестила руки и надула губы.

Мама повернулась к Кэролин:

— Ну как поживает моя сестрица Бенна? Кэролин сняла свои солнцезащитные очки и сунула их в карман плаща. У нее были серебристо-серые глаза. Без темных очков она выглядела старше. В уголках глаз я разглядел множество тоненьких морщинок.

— С Бенной все отлично. Работает до одури. Прямо себя не жалеет. Иногда по нескольку дней пропадает в джунглях.

Кэролин вздохнула и начала расстегивать плащ.

— Вы же знаете, Бенна всю жизнь вкладывает в работу. Все свое время до последней минуты она посвящает изучению джунглей Баладо-ры. Она хотела тоже приехать, но не может покинуть остров. Вот и послала меня вместо себя.

— Я очень рада познакомиться с вами, Кэролин, — радушно проговорила мама. — Жаль, что мы не знали, что вы приедете. Но для нас любой друг Бенны — наш друг.

Она взяла у гостьи плащ. На Кэролин были брюки цвета хаки и такого же цвета рубашка с короткими рукавами, — настоящий костюм исследователя джунглей.

— Присаживайтесь, — предложила мама. — Что вам предложить?

— Я бы не отказалась от чашечки кофе, — откликнулась Кэролин и двинулась было вслед за мамой на кухню, но вдруг остановилась и, улыбнувшись, обратилась ко мне: — Тебе понравился подарок?

Я бросил взгляд на сморщенную иссохшую голову.

— Она красивая, — заявил я.

Перед тем как лечь спать, я положил голову на туалетный столик. Я отбросил черные пряди жестких волос и увидел, что лоб у нее был зеленоватый и морщинистый, как сушеный чернослив. Остекленевшие глаза неподвижно смотрели прямо перед собой.

Кэролин рассказала мне, что этой голове уже больше ста лет. Я наклонился над столиком и стал внимательно разглядывать ее. Невозможно представить себе, что когда-то она принадлежала живому человеку.

Дааа! И как этот парень лишился ее, размышлял я. А кто решился высушить ее и хранить после того, как высушил? Мне бы очень хотелось, чтобы тетя Бенна оказалась здесь сейчас. Уж она-то мне все б объяснила.

Кэролин разместили в гостевой комнате внизу. Мы допоздна сидели и разговаривали о тете Бенне. Кэролин рассказывала о работе, которую ведет в джунглях тетя Бенна, и о тех невероятных вещах, которые на этой Баладо-ре находят.

Моя тетя Бенна — известный ученый. Она на Баладоре уже лет десять — изучает животный мир острова. И растительный тоже.

Я готов был всю ночь слушать рассказы Кэролин. У меня было такое чувство, что моя компьютерная игра «Король джунглей» вдруг ожила.

Джессика все рвалась поиграть с моей сушеной головой, но я не разрешал. Хватит, что она поцарапала ей ухо.

— Это не игрушка, — объяснил я сестренке. — Это человеческая голова.

Хочешь, я тебе дам за нее два стеклянных шарика, торговалась Джессика.

Она что, дура? Держи карман шире — я еще не чокнулся, чтобы менять сокровище на какие-то там два паршивых стеклянных шарика. Мне иногда казалось, что у Джессики не все дома.

В десять мама отправила меня спать.

— Нам с Кэролин надо кое о чем поговорить с глазу на глаз, — заявила она.

Я пожелал им доброй ночи и потопал наверх.

Положив сморщенную голову на столик, я переоделся на ночь в пижаму. Когда выключил свет, черные глаза, как мне показалось, на секунду вспыхнули.

Я юркнул под одеяло. Из окна моей спальни в комнату шел поток серебристого лунного света. Благодаря этому, я прекрасно видел голову на столике, резко окрашенную пятнами света и тени. Что за глумливый оскал на этой роже, подумал я, и у меня даже мурашки по коже побежали. Почему в нем ощущается угроза?

И вдруг я нашел ответ. А ты бы, Марк, весело улыбался, если б твою голову взяли да вот так высушили?

Я так и провалился а сон, не отрывая взгляда от кошмарной головы. Спал я крепко, без всяких сновидений.

Сколько я проспал, сказать не берусь, только где-то среди ночи меня разбудил ужасный, леденящий душу шепот.

— Марк… Марк…




4


— Марк… Марк… Жуткий шепот усилился.

Я резко сел на кровати, широко открыв глаза, и в непроглядной тьме увидел сидящую у моей кровати Джессику.

— Марк… Марк… — громким шепотом звала она и тянула за рукав пижамы.

Я чуть до потолка не подскочил. Сердце у меня так колотилось, будто готово было выпрыгнуть из груди.

— Это ты? Что ты тут делаешь? Что случилось?

— Мне… мне приснился дурной сон, — заикаясь проговорила она. — И я упала с кровати.

С Джессикой это как минимум раз в неделю случается — она падает с кровати. Мама говорит, что закажет толстую сетку, чтоб она не сваливалась на пол. Или купит ей огромную королевскую двуспальную кровать. Только мне кажется, это все как мертвому припарки. Джессика будет и на царском ложе вертеться еще пуще прежнего и непременно свалится. Чума есть чума — даже когда спит!

— Я хочу пить, — прошептала она, все еще дергая меня за рукав.

Я замычал что-то и отдернул руку.

— Спустись вниз и попей, ты что, грудной ребенок, что ли? — проворчал я.

— Я боюсь. — Она снова схватила меня за руку и потянула что есть силы. — Я без тебя боюсь.

— Джессика… — начал было я и сдался. Чего ругаться попусту? Куда денешься? Если у Джессики плохой сон, все кончается едино: я бреду с ней вниз за стаканом воды.

Я встал с постели и направился к двери. Мы оба остановились перед ночным столиком, где лежала сморщенная голова и в оба глаза зыркала на нас в этой темнотище.

— Мне кажется, из-за этой головы мне приснился страшный сон, — чуть слышно прошептала Джессика.

— Не вали с больной головы на здоровую, — зевая во весь рот, бросил я. — У тебя что ни ночь, то страшный сон. Ты что, забыла? Это от того, что у тебя на чердаке ветер.

— Заткнись! — разозлилась она и пребольно стукнула меня по плечу.

— Будешь драться, не пойду с тобой за водой, — сказал я.

А она протянула пальчик и дотронулась до морщинистой щеки головы:

— Уф! Как замшевая. Совсем на ощупь не кожа.

— И у тебя такой станет, если вот так высушить, — ответил я, отводя со лба головы пучок жестких волос.

— Почему тетя Бенна прислала тебе сморщенную голову, а не мне? — не унималась Джессика.

Я только плечами пожал. — Спроси чего полегче. — Мы на цыпочках прокрались по коридору и повернули к лестнице. — Может, потому что тетя Бенна не помнит тебя? Последний раз, когда она у нас была, ты была вот такая крохотуля. А мне было четыре года.

— Тетя Бенна помнит меня, — не согласилась Джессика.

Вечно бы ей спорить.

— Ну, она, наверное, считает, что девочки не любят сушеные головы.

Мы шли на кухню. Ступеньки поскрипывали под нашими босыми ногами.

— Девочки еще как любят сушеные головы, — возразила Джессика. — Я так люблю. Они такие клевые.

Налил я ей стакан воды и протягиваю. Она отпила, и у нее в горле забулькало.

— Но ты будешь давать мне голову поиграть, договорились? — Ей хоть кол на голове теши — знай свое талдычит. — Поделишься?

— Договорились — жди!

Как это, скажите пожалуйста, можно поделиться сушеной головой? Мы потихоньку поднялись к себе наверх. Я подвел ее к ее комнате и впихнул туда, а сам пошел к себе и залез под одеяло. Зевая, я натянул одеяло до подбородка. Я закрыл глаза, но тут же открыл. Что это за желтоватый свет?

Сначала я подумал, что кто-то включил свет в коридоре. Но, взглянув в ту сторону, откуда он, казалось, льется, я понял, что никакой это не свет. Голова! Да, да. Сушеная голова. Она светилась!

Будто яркие язычки пламени плясали вокруг нее. Таким желтоватым мерцанием. И в этом мерцании угольками горели черные глазищи.

А потом губы — эти тоненькие иссохшие губы с их гнусным оскалом — да, да, эти губы дрогнули. И рот ощерился в жуткой улыбке.


5


— Неееет! — издал я душераздирающий вопль.

В ореоле пугающего желтоватого свечения ярко пылающая голова ухмылялась, и глаза ее горели мрачным светом.

Пальцы мои невольно вцепились в край одеяла. Я попытался спрыгнуть с кровати, но ноги запутались в одеяле и я грохнулся вместе с ним на пол. Бух!

— Неееет! — вопил я. Меня бил такой коло-туп, что я с невероятным трудом встал на ноги.

Я посмотрел в сторону столика и увидел, что оскалившаяся пуще прежнего голова парит над ним. Она плыла в воздухе. Вернее, точно пылающая комета летела ко мне.

Не может быть!

Я прикрыл лицо руками. Когда я снова осмелился посмотреть, сушеная голова как ни в чем не бывало светилась на столике.

Неужели мне померещилось, что она только что парила в воздухе?

Хотя мне уже было не до ответа. Я опрометью вылетел из комнаты.

— Голова! Голова! — орал я. — Она светится. Голова светится!

Джессика сразу выскочила, как только я пробежал мимо ее двери.

Марк, что там стряслось? — заверещала она. Но мне было не до нее. Я несся по коридору в комнату мамы и папы.

— Голова! — орал я. — Голова! — Я был в таком страхе, что сам не понимал, что делаю.

Дверь в родительскую спальню была закрыта, но я распахнул ее, не постучав. Мама лежала на спине на своей половине постели. Папы не было. Он на неделю уехал по делам. Но мама была на месте и спала. Когда я ворвался, она проснулась с недоуменным возгласом:

— Марк?

Я подбежал к ней.

— Мам, сушеная голова — она вдруг стала светиться! — пронзительно завопил я. — Она светится и… и скалится на меня!

Мама встала с постели и прижала меня к себе. Она была такая теплая и мягкая. Меня всего трясло. Я вдруг почувствовал себя маленьким и беззащитным.

— Марк, у тебя кошмар, — спокойно сказала мама. Она погладила меня по затылку, как когда-то в детстве.

— Но, мам…

— Успокойся. Ничего такого не было. Это тебе приснился кошмарный сон. Вздохни глубоко. Посмотри, как тебя колотит.

Я отшатнулся от нее. Я-то знал, что это никакой не кошмар. Я и не спал вовсе.

— Идем. Сама увидишь, — не сдавался я. — Быстрей!

Я повел ее по коридору. В комнате Кэролин зажегся свет, и она распахнула дверь.

— Что случилось? — сонным голосом спросила она. На ней был длиннополый черный халат.

— Марк говорит, что его сушеная голова светится, — объяснила мама. — Думаю, ему приснилось.

— Ничего не приснилось! — со злостью закричал я. — Пошли, я покажу! — И начал снова тянуть маму, но вдруг остановился. Меня поразило лицо Кэролин. Еще секунду назад оно было совсем сонным, а сейчас глаза у нее широко открылись и она пристально смотрела на меня. Таким внимательным, изучающим взглядом.

Я повернулся назад и наткнулся на Джессику.

Ты зачем разбудил меня? — спросила Джессика.

Не обращая внимания, я потащил всех в свою комнату.

— Голова светилась! — кричал я. — И улыбалась! Посмотрите и сами убедитесь!

Я ворвался в комнату и бросился к туалетному столику. Голова исчезла.


6


Я остолбенел и с открытым ртом смотрел на столик.

За моей спиной кто-то щелкнул выключателем. Я невольно моргнул от яркого света и вновь уставился на столик в надежде, что голова появится. Где же она?

Я посмотрел на пол. Может, она упала со столика и куда-нибудь закатилась? Или улетела из комнаты?

— Марк, что за дурацкие шуточки? — каким-то усталым голосом спросила мама.

— Какие тут шуточки… — начал было я. — Это все правда, мам. Голова…

И тут я заметил странную усмешку на губах Джессики. И еще я заметил, что сестренка держит обе руки за спиной.

— Джессика, что ты там прячешь? — грозно спросил я ее.

А у нее уже рот до ушей. Чего она не умеет, так это притворяться.

— Ничего, — ответила она.

— А ну-ка, покажи руки, — сердито потребовал я.

— Еще чего! — пробурчала она, но тут не выдержала и со смехом показала руки. И конечно, сморщенная голова была зажата в ее правой руке.

— Джессика!.. — сердито вскрикнул я и выхватил голову. — Это не игрушка, — обрушился я на нее. — Руки прочь от нее! Слышишь?

— Ничего она не светилась, — ехидно бросила она. — И ни капельки не скалилась! Это ты все выдумал, Марк.

— Неправда! — крикнул я. Я внимательно осмотрел голову. Ее иссохшие губы так же, как всегда, ощерились беззубым ртом. Кожа была зеленоватой и замшевой на ощупь и вовсе не светилась.

— Марк, тебе все приснилось, — убеждала мама, прикрыв ладонью зевок. — Положи голову на место и дай людям возможность поспать.

— Ладно, ладно, — пробурчал я и метнул сердитый взгляд на Джессику. Потом положил голову обратно на туалетный столик.

Мама с Джессикой вышли из комнаты.

— Марк вечно что-нибудь выдумает, — услышал я голос Джессики. Она сказала это достаточно громко, чтобы я слышал. — Я просила его поделиться со мной сушеной головой, а он наотрез отказался.

— Утро вечера мудренее, — зевая, пробормотала мама. — Поговорим об этом, когда встанем.

Я хотел было выключить свет, но увидел Кэролин. Она все еще стояла в коридоре, все так же не сводя с меня внимательного взгляда. И выражение у нее на лице было какое-то страшное.

Она прищурила свои серебристые глаз и спросила:

— Ты правда видел, как она светилась?

Я бросил взгляд на голову. Она лежала темная и неподвижная.

— Ну да. Конечно, видел.

Кэролин кивнула. Казалось, она о чем-то сосредоточенно думает.

— Спокойной ночи, — проговорила она и, спокойно повернувшись, удалилась в комнату для гостей.

На следующее утро мама и Кэролин ошарашили меня новостью. Это был сюрприз так сюрприз.


7


— Твоя тетя Бенна хочет, чтобы ты посетил ее в джунглях. — Вот что сообщила мама за завтраком.

У меня ложка упала в чашку с фруктовыми колечками, а челюсть, наверное, упала чуть ли не на колени.

— Чего, чего?

Мама и Кэролин смотрели на меня и улыбались. Они явно наслаждались произведенным впечатлением.

— Потому-то Кэролин и приехала, — пояснила мама. — Взять тебя с собой на Баладору.

— И… и как же ты не сказала мне раньше? — заикаясь, пробормотал я.

— Мы не хотели говорить тебе, пока не обдумали все подробно, — объяснила мама. — Ты рад? Слыхано ли, попасть в настоящие джунгли!

— Рад — не то слово! — заорал я. — Я… я… я даже сказать не могу, на каком небе нахожусь!

И они рассмеялись.

— Я тоже должна туда поехать, — раздался голос Джессики, в этот момент появившейся на пороге кухни.

Я аж застонал.

— Нет, Джессика. В этот раз ты не едешь, — сказала мама, положив руку ей на плечо. — На сей раз едет один Марк.

— Это нечестно! — заныла Джессика, стряхивая мамину руку.

— Еще как честно, — вне себя от радости воскликнул я и издал свой боевой клич: — Ка-ли-а! — Затем вскочил со стула и прошелся вокруг стола в восторженном танце.

— Нечестно! Нечестно! — ныла Джессика.

— Джессика, но ты же не любишь джунгли, — напомнил я ей.

— Еще как люблю, — не сдавалась она.

— В следующий раз будет твоя очередь, — проговорила Кэролин, сделав большой глоток кофе. — Я уверена, что твоя тетя Бенна с удовольствием покажет тебе джунгли.

— Конечно, когда будешь постарше, — поддакнул я. — Ты тоже знаешь, что джунгли опасны для маленьких.

На самом деле, произнося эти слова, я и представить себе не мог, насколько опасны джунгли в действительности, и что сам я скоро попаду в переделки, которые даже вообразить себе не мог.

После завтрака мама помогла мне собрать в дорогу рюкзак. Я хотел взять с собой шорты и тенниски. Ведь известно, как жарко в джунглях. Но Кэролин настояла, чтобы я взял рубашку с длинными рукавами и джинсы, потому что в джунглях всюду колючие растения и цепкие лианы, не говоря уж о всевозможных опасных насекомых.

— И еще надо защищать кожу от солнца, — инструктировала меня Кэролин. — Баладора совсем на экваторе. Солнце там неимоверное. И термометр никогда не опускается ниже тридцати.

Само собой, я тщательно упаковал и свою сушеную голову. Еще не хватало, чтобы Джессика своими вездесущими лапками портила ее, пока я в отъезде.

Ну ладно, каюсь, может, я порой и несправедлив к сестренке.

По дороге в аэропорт я думал о ней все время. Как это так, бедняга остается дома, а я еду навстречу всяким невероятным приключениям к тете Бенне. И решил привезти ей из джунглей какой-нибудь потрясный сувенир. Скажем, ядовитый плющ. Или что-нибудь вроде гремучей змеи. Ха-ха!

В аэропорту мама долго обнимала меня и все наставляла быть благоразумным. И снова обнимала. Словом, не соскучишься. И вот наконец нам с Кэролин пора было на самолет. Чего я только не пережил в ту минуту: и страх, и радость, и нетерпение, и беспокойство. Все в одном флаконе.

— Не забудь сразу прислать открытку! — крикнула мама вдогонку, когда мы с Кэролин направились к нашему терминалу.

— Обязательно, если будет почтовый ящик, — крикнул я.

Я не уверен, что в джунглях водятся почтовые ящики.

Летели мы жутко долго. Так долго, что нам успели прокрутить по ящику целых три киношки!

Кэролин всю дорогу читала свои записи и документы, но когда стюардесса объявила, что сейчас будут подавать обед, она прервалась от своих занятий. Она рассказала мне о той работе, что ведет в джунглях тетя Бенна.

По словам Кэролин, тетя Бенна сделала много выдающихся открытий. Она нашла два вида растений, до того никому неведомых. Одно — это ползучая лиана, которую она назвала своим именем — Бенна лептикус. Или что-то в этом роде.

Кэролин говорила, что тетя Бенна исследовала ту часть джунглей, где еще не ступала нога человека. И что перед ней джунгли открывают свои тайны. Тайны, открытие которых навеки прославит ее, как только она решит их опубликовать.

— Когда тетя Бенна навещала вас в последний раз? — спросила Кэролин, пытаясь извлечь из пластиковой упаковки нож и вилку.

— Давно, — ответил я. — Я с трудом помню, как тетя Бенна выглядит. Мне тогда было всего четыре года.

Кэролин кивнула.

— Тетя Бенна подарила тебе что-нибудь особенное? — Она наконец справилась с пакетом и мазала пластиковым ножом масло на булочку.

Я наморщил лоб, пытаясь припомнить. — Что-нибудь особенное?

— Привозила она вам что-нибудь из джунглей в этот последний раз? — снова спросила Кэролин, положив булочку на поднос и поворачиваясь ко мне.

На ней опять были темные очки, и глаз я не видел. Но у меня было такое ощущение, что она буквально буравит меня глазами.

— Не помню, — протянул я. — Знаю только, что ничего такого потрясного, как сушеная голова, она мне не привозила. Голова — вот это жуть так жуть.

Кэролин не улыбнулась. Она отвернулась к своему подносу с едой. Но меня не покидало чувство, что она о чем-то сосредоточенно думает.

После обеда я задремал. Мы летели всю ночь и приземлились в Юго-Восточной Азии.

Солнце только встало. Небо за иллюминатором было темно-багровым. Я такого красивого восхода в жизни не видел. В этом багровом пламени вставало огромное ярко-алое солнце.

— Здесь мы пересаживаемся на другой самолет, — объяснила Кэролин. — Такие мощные лайнеры, как этот, не могут приземлиться на Баладоре. Поэтому нас ждет небольшой самолетик.

Это был действительно самолетик. Совсем маленький. Как игрушечный. И весь выкрашен унылой красной краской. На хрупких крыльях было по пропеллеру. Я искал глазами приводные ремни, соединяющие пропеллеры с моторами, но не нашел.

Кэролин представила меня летчику. Это был молодой человек в пестрой красно-желтой гавайской рубахе и шортах цвета хаки. У него были прилизанные черные волосы и черные усы. Звали его Эрнесто.

— Эта штука летает? — спросил я его. Он ухмыльнулся из-под своих усов.

— Будем надеяться, — с усмешкой ответил он.

Он помог нам подняться по стальным ступенькам в крошечный салон, а сам пошел в штурманскую рубку. В салоне и мест-то было на двоих!

Эрнесто запустил двигатель, и тот зачихал и затарахтел, как газонокосилка. Пропеллеры завертелись. Мотор взревел. Да так громко, что невозможно было расслышать, что кричал нам Эрнесто. Наконец я сообразил, что он велит нам пристегнуть ремни.

Я сглотнул и уставился в маленький иллюминатор. Эрнесто вывел самолетик из ангара. Шум от мотора стоял такой, что хотелось заткнуть уши.

Полет предстоит нешуточный, подумал я. Это все равно, что лететь на воздушном змее.

Еще через несколько минут мы были уже в воздухе и летели низко над сине-зеленым океаном. В лучах восходящего солнца на воде играли мириады бликов. Самолет проваливался в ямы и ходил ходуном. Было такое ощущение, что его несет ветром.

Прошло немного времени, и Кэролин указала мне вниз на острова. Они были сплошь зеленые, окаймленные желтыми ленточками прибрежных пляжей.

— Это все острова-джунгли, — сказала мне Кэролин. — Видишь вон тот? — Она показала на большой остров, по форме напоминающий яйцо. — На этом острове нашли спрятанные пиратами сокровища. Золото и бриллианты на восемь миллионов долларов.

— Вот это да! — воскликнул я.

Эрнесто сбавил скорость, и мы опустились ниже. На такой высоте мне были видны деревья и кустарники. Деревья, казалось, все переплелись, словно одна сплошная крона. Не было видно ни дорог, ни тропок.

Воды океана потемнели и стали темно-зелеными. Мотор ревел. Самолетик с трудом продирался сквозь встречный ветер.



— А вон впереди и Баладора! — возвестила Кэролин, показав рукой на новый остров, возникший в иллюминаторе. Баладора была больше других островов и по форме напоминала изогнутый серп месяца.

— Не могу поверить, что там внизу тетя Бенна! — воскликнул я.

Кэролин улыбнулась:

— Можешь поверить. Она там.

Я заглянул вперед. К нам обернулся Эрнесто. Лицо у него было встревоженное.

— У нас проблема, — закричал он, стараясь пересилить шум мотора.

— Что случилось? — спросила Кэролин. Эрнесто с мрачным видом кивнул:

— Да, проблема. Видите ли… я не знаю, как посадить эту штуковину. Вам придется прыгать.

От ужаса у меня пресеклось дыхание.

— Но… как же… у нас ведь нет парашютов! — наконец выдавил я.

Эрнесто пожал плечами.

— Постарайтесь приземлиться на что-нибудь помягче, — сказал он.


8


У меня так и отвалилась челюсть, и в животе все оборвалось. Пальцы вцепились в ручки сиденья так, что костяшки побелели. А потом я увидел улыбку на лице Кэролин. Она поглядела на Эрнесто и покачала головой:

— Этого парня на мякине не проведешь. Марк не такой простак, чтобы ловиться на твои дешевые шуточки.

Эрнесто рассмеялся. Он посмотрел на меня смеющимися глазами:

— Но ты же поверил? Признайся!

— Ха-ха. Знаем мы такие шутки, — с трудом выговорил я. Колени у меня еще тряслись. — Я сразу понял, что вы дурака валяете, — соврал я. — Типа того.

Кэролин и Эрнесто дружно расхохотались.

— Ну ты даешь, — бросила Кэролин Эрнесто.

Эрнесто сверкнул глазами. Улыбка сбежала с его губ.

— В джунглях надо уметь быстро соображать, — предостерег он и повернулся к щитку управления.

Я смотрел в иллюминатор. Перед нами вырастал серповидный остров Баладора. Над переплетенными кронами деревьев носились ширококрылые белые птицы.

Вдоль южного берега острова тянулась узенькая полоска земли. За ней были крутые темные скалы, о которые бились океанские волны.

Наш самолетик здорово тряхнуло, когда мы приземлились. Подскакивая на неровной поверхности земли, мы пробежали по полосе и остановились.

Эрнесто выключил двигатель. Затем он открыл дверцу кабины и помог нам выбраться. В маленьком проеме пришлось наклонять головы, чтобы не посадить шишки.

Эрнесто вынес наши вещи. У Кэролин была только ее небольшая холщовая сумка. Мой рюкзак был чуть побольше. Он поставил все это на взлетную полосу и попрощался с нами, помахав рукой. Затем вскарабкался в кабину и захлопнул дверцу.

Я прикрыл глаза: завертевшийся пропеллер взметнул тучу песка. Еще несколько секунд — и Эрнесто оторвался от земли, пробежав по полосе и плавно взмыв над джунглями в конце дорожки.

Самолетик резко развернулся и устремился обратно в океан. Мы с Кэролин взялись за свои сумки.

— А теперь куда? — спросил я, жмурясь от яркого солнца.

Кэролин указала на поросшую высокой травой поляну за узкой неровной взлетной полосой. На краю поляны, там, где начинался сплошной лес, я разглядел ряд приземистых серых строений.

— Это наш лагерь, — объяснила мне Кэролин. Мы специально сделали рядом взлетную полосу. Кругом непроходимые джунгли. Ни дорог. Ни жилья. Одна только дикая природа.

— А что-нибудь вроде электричества и телеграфа у вас есть? — спрашиваю.

Кэролин даже остановилась как вкопанная. Потом расхохоталась. Видно, таких шуток от меня не ожидала.

Мы тащились со своей поклажей к маячившим вдали строениям. Утреннее солнце стояло еще низко. Но воздух уже был горячий и влажный. Сотни крошечных насекомых — что-то вроде муравьев — копошились в высокой траве, деловито снуя то туда, то сюда.

Весь воздух гудел от сплошного жужжания и шелеста, а где-то далеко раздавался пронзительный крик птицы, которому вторил другой, долгий и печальный.

Кэролин быстро шагала по высокой траве, не обращая внимания на снующих насекомых. Мне приходилось чуть не бежать, чтобы не отстать от нее.

По лбу катил пот. Затылок и шея зудели.

И чего Кэролин так несется?

— Мы здесь прямо как в ловушке, правда? — проговорил я, рассматривая невысокие искривленные деревья за низенькими строениями лагеря. — Я имею в виду, как мы выберемся с острова, когда придет пора отсюда уезжать?

— Мы свяжемся по радио с Эрнесто, — от ветилаКэролин, немного замедлив шаг. Тут до материка рукой подать, час лету.

Это немножко ободрило меня, и я поспешил вслед за ней по высокой траве. Рюкзак стал вдруг тяжелым. Свободной рукой я смахивал со лба пот.

До лагеря оставалось уже немного. Я думал, что тетя Бенна выйдет встречать нас, но нигде не было признаков жизни. Около дома высилась радиоантенна. Все строения были одинаково квадратными, с плоскими крышами, словно перевернутые вверх дном картонные коробки. В каждой стене было прорублено по квадратному окну.

— А что это на всех окнах? — спросил я Кэролин.

— Сетки от москитов, — объяснила она и обернулась. — Ты когда-нибудь видел москита величиной с твою голову?

Я засмеялся:

— Нееет.

— Ну так увидишь.

Я снова засмеялся. Это ведь она шутит, верно?

Мы подошли к первому строению, самому большому из всех. Я снял рюкзак, снял свою бейсболку и вытер лоб рукавом рубашки. Да, пекло, да и только!

Вместо двери был навес, и Кэролин приподняла его и дала мне пройти внутрь.

— Тетя Бенна!.. — нетерпеливо закричал я. Поставив рюкзак на землю, я бросился в дом. — Тетя Бенна?

Солнечный свет с трудом продирался сквозь москитные сетки, было достаточно темно, и мне не сразу удалось рассмотреть, где я. Наконец, когда глаза мои привыкли к полумраку, я увидел множество стеклянных трубок, мензурок и всяких приспособлений для научных опытов. Все это грудой лежало на столе. По стенкам тянулись полки, на которых стояли и лежали книги и папки.

— Тетя Бенна?

Наконец я увидел ее. В белом медицинском халате. Она стояла спиной ко мне, склонившись над раковиной у стены.

Она повернулась, вытирая руки полотенцем.

Но это не она!

Это не тетя Бенна.

Это был мужчина. Седой мужчина в белом халате.

Редкие волосы у него были зачесаны назад. Даже в этом полумраке я обратил внимание, какие у него глаза — синие-пресиние, как голубое небо. Очень странные глаза. Будто из синего стекла. Или мрамора.

Он улыбнулся. Но не мне.

Он улыбнулся Кэролин.

Потом посмотрел на меня, качнув головой.

— Оно у него? — спросил он Кэролин. Голос у него был резкий, хрипловатый.

Кэролин кивнула:

— Да, с ним.

Я видел, что она тяжело дышит. Дыхание у нее стало прерывистым, словно она задыхалась.

На лице мужчины появилась улыбка, и синие глаза ярко сверкнули.

— Привет, — немного смущенно поздоровался я.

Я и в самом деле смутился. Что означает его вопрос? Что это такое у меня с собой, что так его интересует?

— Где моя тетя Бенна? Но прежде чем он ответил, из задней комнаты появилась девочка. У нее были прямые белокурые волосы и такие же, как у мужчины, голубые глаза. На ней была белая тенниска и белые шорты. Судя по виду, она была моя ровесница.

— Моя дочь Карин, — произнес мужчина своим хрипловатым голосом, более похожим на шепот. — Я доктор Ричард Холингз. — Он повернулся к Карин. — А это племянник Бен-ны Марк.

— Расскажи мне что-нибудь, что я не знаю, — резко ответила Карин, закатив глаза. Затем повернулась ко мне. — Привет, Марк.

— Привет, — ответил я все еще смущенно. Карин отбросила свои длинные светлые волосы на плечи:

— Ты в каком классе?

— В шестом, — сказал я.

— Я тоже. Только в этом году я не в школе. А в этой дыре. — И она бросила мрачный взгляд на отца.

— Где моя тетя? — снова спросил я мистера Холингза. — Она что, работает? Я-то думал, она здесь. Сами понимаете. По случаю моего приезда.

Докгор Холингз вперил в меня свои чудные глаза. Он долго молчал и наконец удосужился ответить:

— Бенны здесь нет.

— Что-что? — Мне показалось, что я ослышался. У него был такой скрипучий голос, что слова не сразу обретали свой смысл. — Она… эээ… что… на работе?

— Мы не знаем, — ответил он. Карин с отсутствующим видом теребила прядку волос. Накручивала на палец и зырк-зырк на меня.

Кэролин зашла за лабораторный стол и оперлась на него локтями, положив голову на ладони.

— Твоя тетя Бенна пропала, — наконец сказала она.

У меня так все перед глазами и поплыло. От ее слов, конечно. И она еще их произнесла так спокойно, будто ничего особенного.

— Она… пропала?

— Ее нет уже несколько недель, — сказала Карин, бросив взгляд на отца. — Мы все чего только ни делали, чтобы разыскать ее.

— Я… я не понимаю, — пробормотал растерянно я, засунув руки в карманы джинсов.

— Твоя тетя пропала в джунглях, — объяснил доктор Холингз.

— Но… но Кэролин говорила… — начал было я.

Но доктор Холингз сделал жест рукой, чтоб я не продолжал.

— Твоя тетя потерялась в джунглях, Марк.

— Но почему же вы не сказали моей маме? — совсем сбитый с толку промямлил я.

— Мы не хотели беспокоить ее, — сказал доктор Холингз. — В конце концов, не забывай, Бенна сестра твоей мамы. Кэролин привезла тебя сюда, потому что ты можешь помочь найти ее.

— Ну и дела! — совсем опешил я. — Это я-то? Да как я могу помочь?

Доктор Холингз подошел ко мне, не сводя с меня глаз.

— Ты можешь нам помочь, Марк, — промолвил он своим хрипловатым шепотом. — Ты можешь помочь нам отыскать тетю Бенну, потому что у тебя есть Колдовство джунглей.


9


— Что у меня есть? — Я смотрел на доктора Холингза и ничего не понимал.

Что это еще за Колдовство джунглей? Какая-то компьютерная игра? Типа «Короля джунглей»? И с какой стати он решил, что у меня она есть?

— У тебя есть Колдовство джунглей, — повторил он, пристально глядя на меня своими странными глазами. — Сейчас объясню.

— Папа, ну что ты так навалился на Марка? — вмешалась тут Карин. — Он же летел целую вечность и, наверное, едва на ногах держится.

Я пожал плечами:

— Честно говоря, я малость устал.

— Присядь-ка, — сказала Кэролин и подвела меня к высокому табурету около лабораторного стола. Потом повернулась к Карин. — У нас осталась кола?

Карин открыла дверцу небольшого холодильника у задней стены.

— Немного есть, — сообщила она, наклонясь к нижней полке. Эрнесто должен привезти еще коробку в следующий раз.

Карин принесла мне банку кока-колы. Я открыл ее и поднес к пересохшим губам. Что может быть лучше холодной колы в такую жарищу!

Карин пристроилась у стола рядом:

— Ты когда-нибудь бывал в джунглях? Я глотнул еще колы:

— Если правда, то никогда. Но я видел уйму фильмов о джунглях.

Карин рассмеялась:

— На самом деле здесь все не так. Ни тебе стай газелей, ни слонов, собирающихся у источника. Во всяком случае, здесь, на Бала-доре.

— А какие животные есть на острове? — спросил я.

— В основном москиты, — ответила Карин. — Есть еще очаровательные красные птицы. Похожи на фламинго, но гораздо ярче.

Все это время доктор Холингз не спускал с меня глаз и как будто изучал меня. Наконец он подошел к столу и опустился на табурет напротив.

Я приложил холодную банку к пылающему лбу, потом поставил ее на стол.

— Расскажите мне о тете Бенне, — попросил я его.

— Тут нечего особенно рассказывать, — хмуро откликнулся доктор Холингз. — Она изучала новый вид древесной змеи. Где-то в этом конце джунглей. Однажды она не вернулась.

— Мы очень обеспокоились, — подхватила Кэролин, накручивая на палец прядь волос и прикусив нижнюю губу. — Очень обеспокоились. Где мы только ее не искали. И тогда мы решили, что ты можешь нам помочь.

— Но как? — вскрикнул я. — Я же сказал, я в жизни не бывал в джунглях.

— Но ты владеешь колдовской силой джунглей, — возразила Кэролин. — Ее передала тебе Бенна. В тот последний раз, когда она была у вас. Мы об этом читали в записках Бенны, которые лежат вон там. — Кэролин показала на груду записных книжек на полке у задней стены. Я смотрел на них и лихорадочно думал, по ничего в голову не приходило.

— Вы говорите, Бенна передала мне некую колдовскую силу? — переспросил я.

Доктор Холингз кивнул:

— Да, да. Она боялась, что колдовство может попасть не в те руки. И она решила передать его тебе.

— Неужели не помнишь? — настойчиво спросила Кэролин.

— Но я же был совсем маленький. Мне всего-то было годика четыре. Я ничего не помню. Не помню, чтоб она мне что-нибудь давала.

Доктор Холингз снова кивнул.

— Но это именно так, — стояла на своем Кэролин. — Мы знаем, что ты владеешь магической силой джунглей. Мы знаем, что ты…

— Да откуда вы знаете, что я ей владею?! — закричал я.

— Потому что ты видел, как сушеная голова светится, — ответила Кэролин. — Голова светится только тем, кто владеет магией. Мы это прочитали в записях Бенны.

Я с трудом проглотил ком в горле. Во рту пересохло. Лихорадочно заколотилось сердце.

— Вы говорите, что во мне есть какие-то особые магические способности, — как можно спокойнее продолжал я. — Но я ничего подобного не чувствую. Ни особой силы, ничего прочего. Я в жизни ничего магического не делал!

— У тебя есть магические способности, — спокойно произнес доктор Холингз. — Этим колдовским силам сотни лет. Они принадлежали народу олоян. Они населяли некогда этот остров.

— Они были охотниками за головами, они их высушивали, — пояснила Кэролин. — Сотни лет тому назад. Та голова, что я тебе привезла, — олоянская. Мы нашли немало таких.

— Но твоя тетя сумела открыть тайну древнего колдовства, — продолжал доктор Холингз. — И она передала ее тебе.

— Ты должен помочь нам найти ее! — воскликнула Карин. — Ты должен воспользоваться этой силой. Пока еще не поздно, надо во что бы то ни стало найти бедную Бен ну.

— Я… конечно… я постараюсь, — неуверенно пробормотал я. А про себя подумал, что они ошибаются, рассчитывая на меня.

Может, они меня с кем-то путают? Нет у меня никакого Колдовства джунглей. Все это чепуха на постном масле.

Но что мне было делать?


10


Целый день мы с Карин обследовали тот самый уголок джунглей. Мы натолкнулись на невероятных желтых пауков размером с мой кулак. А Карин показала мне растение, листья которого свертывались, становясь ловушкой для спевавшихся насекомых. Так они их потихонечку и переваривали.

Не слабо, правда?

Мы залезали на не очень высокие деревья с нежной, словно замшевой, корой. И так сидели себе на ветвях и болтали.

Карин девчонка ничего, я должен сказать. И очень серьезная. Не как другие — вечно хи-ханьки да хаханьки. А джунгли она на самом деле не переваривает.

Мама Карин умерла, когда она была совсем маленькой. И Карин хотела бы вернуться в Нью-Джерси и жить со своей бабушкой. Но папа не отпускает ее.

Разговаривал я с ней, а сам все думал об этой магической силе джунглей. И как ни крути, ясно одно — что бы это такое ни было, у меня его нет как нет.

Конечно, киношки про джунгли я всегда любил. И книги, и игры. Не отпираюсь. Джунгли всегда завораживали меня. Но это ведь вовсе не значит, что у меня есть какие-то там особые тайные силы.

А тут случись такое! Пропала тетя Бенна А друзья и соратники ее настолько потерял голову, что специально вытащили меня сюда. Только что за польза от меня? Ну, скажите на милость! Эти мысли не давали мне покоя и ночью, когда я наконец улегся. Смотрю я в низкий потолок своей небольшой деревянной хижины, и сна ни в одном глазу. За главным строением выстроилось шесть-семь таких хижин. Каждому — своя хижина.

В моей хижине была узкая длинная кровать с плоским клочкастым матрасом. Рядом стоял столик, на котором я утвердил свою сушеную голову. Столик не столик, скорее комодик с ящиками. Одного нижнего не хватает. Еще узенький стенной шкаф, как раз чтоб развесить там одежду. И еще крошечный умывальник.

Из открытого окна, затянутого противомоскитной сеткой, доносился несмолкаемый шум насекомых. А откуда-то из джунглей раздавалось «кау-кау-каууу». Наверное, крик какого-то зверя.

А я лежал на спине, смотрел в потолок, прислушивался ко всем этим многообразным звукам и думал: ну чем я могу помочь, чтобы отыскать тетю Бенну? Чем я могу помочь?

Я пытался вспомнить ее. Пытался хоть что-нибудь припомнить, когда она была у нас чуть не восемь лет назад.

Я рисовал себе невысокую черноволосую женщину. Такую же толстенькую и неуклюжую, как я. С круглым розовым лицом и пытливыми темно-карими глазами.

Еще я припомнил, что она очень быстро говорила, скороговоркой, словно боясь не успеть все сказать. Голос у нее был прямо как у птичек, что чирикают под окном. И еще я припомнил… Нет, ничего больше. Это все. Неужели она и правда передала мне это Колдовство джунглей? Нет, хоть разбейся, ничего подобного не припомню.

Но прежде всего скажите мне, пожалуйста, что значит передать колдовскую силу?

Я все думал об этом. Ковырялся в памяти, чтобы выудить на свет божий хоть какие-нибудь крохи. Но впустую.

Нет, доктор Холингз и Кэролин совершили ужасную ошибку. Утром я им обязательно скажу. Я скажу им, что они выбрали не того паренька.

Ужасная ошибка… ужасная ошибка. Эти слова все вертелись и вертелись у меня в голове.

Я присел на кровати. Заснуть все равно не удастся. В голове такая каша! Сна ни в одном глазу.

Я решил пройтись вокруг лагеря. Может, мне удастся рассмотреть, где деревья растут гуще и переходят в джунгли.

Я подошел к занавеске, заменяющей дверь, и приподнял ее. Моя хижина была крайней. Из дверного проема мне хорошо были видны остальные. Ни в одной нет света. Карин, Кэролин и доктор Холингз, видно, спят.

— Каууу-кааауууу, — повторился вдали странный вой. Под порывом ветерка высокая трава полегла и зашуршала. Ветерок пробежал по кронам деревьев, и листья зашумели, словно что-то нашептывая.

На мне была большая мешковатая тенниска, доходившая чуть не до колен поверх спортивных трусов. Чего тут переодеваться, решил я. Все равно никого нет. Да и не собираюсь я особенно далеко отходить.

Я сунул ноги в сандалии, приподнял занавеску и вышел за порог.

— Каууу-кааауууу, — раздалось чуть ближе.

Воздух был горячий и влажный, ни капельки не прохладнее, чем днем. Выпала обильная роса, и мои сандалии оставляли след на высокой сырой траве. Жесткая трава колола даже сквозь тонкие сандалии. Я прошел мимо молчаливых темных хижин. Справа раскачивались ветви деревьев. Черные тени на фоне темно-фиолетового неба. Ни луны. Ни звезд.

Может, гулять в такую ночь не лучшая идея, пронеслось у меня в голове. Уж очень темно.

Нужен фонарь, дошло до меня. Вспомнились слова Кэролин, когда она отводила меня в мою хижину.

— Ночью ни шагу без фонаря. Ночью, — предостерегала она меня, — мы здесь не властны. Ночью здесь царят обитатели джунглей.

Впереди мрачнела задняя стена главного строения. Я решил обойти его.

Но прежде чем сделать шаг, я понял, что не один.

В кромешной тьме я уловил уставившуюся на меня пару глаз. Я затаил дыхание. По спине пробежал холодок. Всмотревшись, в этой тьме я увидел еще пару глаз.

И еще. И еще.

Черные глаза, не мигая, уставились на меня со всех сторон. Я словно окаменел, не в силах шевельнуть ни рукой, ни ногой.

«Попался, — подумал я. — В ловушке. Их тут несметное множество».


11


Коленки у меня затряслись. Я смотрел, не отрываясь, на эти пары глаз — их были мириады, пара над парой, пара над парой — и по мере того как я глазел на них, они начинали светиться.

Они словно разгорались.

Ярче и ярче. И по их золотистому свету я понял, что это не обитатели джунглей. Вернее, это не животные.

Глаза принадлежали не зверям. Это были человеческие глаза.

На меня смотрели пылающие глаза сотен сушеных голов!

Это была прямо какая-то пирамида из сморщенных голов. Одна на другой. Целый холм. Глаза над глазами. Глаза над глазами. Головки — как сжатые кулаки, губы растянуты в беззубый оскал или вот-вот завоют ужасным воем.

Голова на голове. Темные, сморщенные, словно из замши.

Чистая жуть — в этом золотистом свете, которым светились их глаза.

Я издал сдавленный крик и опрометью бросился прочь.

Ноги не слушались и стали как резиновые. Сердце готово было выскочить из груди. Я мчался вокруг главного строения, и желтое свечение медленно затухало. Вот уже занавес двери. Задыхаясь, я отдернул занавеску и влетел внутрь. Прижавшись к стене, я ждал. Ждал, когда жуткое желтое свечение исчезнет совсем. Ждал, когда перестанет так колотиться сердце и восстановится дыхание.

Минуты через две я немного пришел в себя. И все думал. Почему эти головы сгрудились в такую груду? Я потряс головой, чтобы избавиться от этого безобразного зрелища. Все они когда-то, сотни лет тому назад, были живыми людьми.

А нынче…

В горле у меня застрял комок. Губы пересохли. Я двинулся в сторону холодильника. Надо было выпить что-нибудь прохладительное. Я наткнулся на край лабораторного стола. Руки мои сами собой потянулись вперед и на что-то наткнулись. Я схватил это, прежде чем оно упало со стола.

Фонарь.

— Ух! — только и выдавил я от радости. Нет уж, подумал я, отныне буду следовать совету Кэролин. Ни шагу без фонаря!

Я включил фонарь, и белый луч потянулся по полу. Я направил фонарь вверх, и он осветил книжную полку на стене.

В глаза мне бросились черные записные книжки тети Бенны. Их была целая кипа. Они заполняли всю полку.

Я торопливо подошел туда и свободной рукой взял верхнюю записную книжку. Она оказалась гораздо тяжелее, чем можно было вообразить, и от неожиданности я чуть ее не выронил. Прижав к груди, я отнес книжку к лабораторному столу. Вскарабкавшись на высокий табурет, открыл первую страницу.

Может, здесь я найду ответы, подумалось мне.

Как знать, вдруг я наткнусь на то место, в котором тетя Бенна описывает, как передала мне колдовскую силу, и пойму, почему доктор Холингз и Кэролин так уверены, что она у меня есть.

Я склонился над записной книжкой, направив на нее луч фонаря. И стал перелистывать страницы, прищуриваясь от света.

Судя по всему, записи располагались по годам. Я быстро просматривал, не особенно останавливаясь, пока не дошел до того года, когда она приезжала к нам. Перед глазами мелькали записи о ящерицах, древесных ящерицах, которых изучала тетя Бенна.

Потом пошла запись о найденной ею пещере, выдолбленной в скалах на противоположном берегу острова. Там было написано, что когда-то пещера была обитаема, лет двести тому назад там жили олояны.

Я бегло просмотрел опись вещей, найденных там тетей Бенной. Здесь почерк ее менялся и его трудно было читать. Видно было, как потрясло ее это открытие.

Я перевернул еще несколько страниц. И начал читать раздел, озаглавленный «Лето».

Я читал, и рот у меня поневоле открылся, а глаза полезли на лоб. Слова стали расплываться. Я приблизил фонарь к странице, чтобы яснее видеть и несколько раз моргнул.

Я читал и не мог поверить своим глазам.

В это действительно нельзя было поверить.

Но вот они слова, черным по белому.

От них мороз по коже подирал, такая это была жуть.


12


Фонарь дрожал в моих руках. Я склонился еще ниже и прочитал слова, написанные тетей Бенной, беззвучно шевеля губами: «Доктор Холингз и его сестра Кэролин не остановятся перед тем, чтобы уничтожить джунгли и их обитателей, — писала моя тетя своим твердым почерком. — Им безразлично, кому они причиняют вред и кого губят. Они ни перед чем не остановятся ради достижения своих целей».

Я с трудом перевел дыхание и покрепче сжал фонарь, чтоб круг света не плясал по страницам. И продолжал читать: «Колдовство джунглей — вот самое невероятное открытие, сделанное мною в пещере, — писала тетя Бенна. — Но эта тайна слишком опасна, пока рядом доктор Холлингз и Кэролин. Они употребят магические силы во зло. Поэтому я передала Колдовство джунглей и его тайну своему племяннику Марку. Он живет в четырех тысячах милях отсюда в Соединенных Штатах. Надеюсь, там тайна будет в безопасности. Если Колдовство джунглей окажется в руках доктора Холингза, — продолжала тетя, — джунглям придет конец. Остров Баладора будет уничтожен. А с ним и я».

Я глубоко вздохнул и перевернул страницу. Руки тряслись и пришлось успокоиться, чтобы продолжить чтение: «Если Холингз получит магические силы джунглей, — писала тетя Бенна, — он высушит мою голову, чтобы и следа от меня не осталось. Надо спасти и моего племянника, хоть он и за четыре тысячи мили отсюда, от рук Холингза. Он высушит и его голову, чтобы получить магическую тайну, которая там».

— Оооо! — невольно вырвалось у меня от подлинного ужаса. — Высушит мою голову?

Доктор Холингз высушит мою голову?

Я еще раз перечитал последние слова: «Надо спасать и моего племянника, хоть он и за четыре тысячи мили отсюда, от рук Холингза…»

Но сейчас-то я не за четыре тысячи мили отсюда!

Я ведь здесь! Здесь!

Кэролин затащила меня сюда, чтобы завладеть магическими силами. Чтобы любой ценой забрать их у меня. Они с доктором Холингзом замыслили высушить мою голову!

Я захлопнул записную книжку. Глубоко вздохнул и задержал выдох. Но это не помогло. Сердце бешено билось.

Что они сделали с тетей Бенной?

Пытались силой исторгнуть из нее тайну. Сделали с ней что-то ужасное?

Или она убежала от них? Сумела скрыться?

Неужели они заманили меня сюда, чтобы отыскать ее и снова взять в плен? А если я найду ее, они что же, высушат и ее и мою головы?

— Ну нет уж! — прошептал я, пытаясь унять дрожь. А я-то думал, они мои друзья. Мои друзья…

Мне здесь находиться нельзя, сказал я себе. Я в жуткой опасности. Надо бежать. Надо как можно быстрее одеться и бежать от этих ужасных людей. И чем быстрее, тем лучше.

Я спрыгнул с табурета, повернулся и направился к выходу.

Бежать! Бежать, пока цел!

Эти слова звучали в голове в такт ударам сердца. Я был уже у занавески, только протяни руку…

Но за ней кто-то стоял. Стоял, скрываясь в непроглядной тьме и перегораживая выход.

— И куда это мы собрались? — раздался голос.


13


Карин откинула занавеску и вошла внутрь. На ней была непомерная рубашка без рукавов, доходящая ей до коленей. Волосы рассыпались по лицу.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она.

— Пусти меня! — закричал я и угрожающе поднял фонарь.

Она отступила.

— Послушай!.. — с изумлением воскликнула она.

— Мне надо идти, — кричал я, протискиваясь мимо нее.

— Да что с тобой, Марк? Ты чего словно взбесился?

Я остановился в дверях с полуопущенной занавеской, прижавшись к притолоке.

— Я видел записную книжку тети Бенны, — сказал я Карин, направив луч фонаря прямо ей в лицо. — Я прочитал, что она пишет о твоем отце и о Кэролин.

— О! — вскрикнула Карин.

Я не отводил луча с ее лица. Она бросила на меня взгляд исподлобья и закрыла лицо рукой.

— Где моя тетя? — обратился я к ней. — Ты знаешь, где она?

— Нет, — ответила Карин. — И убери, ради бога, фонарь. Ты что, ослепить меня хочешь?

Я чуть опустил фонарь.

— Твой отец сделал с ней что-нибудь ужасное? Он убил тетю Бенну?

— Да ты что, Марк?! — вскрикнула Карин. — Как тебе такое в голову взбрело? Мой папа не злодей. Просто они с Бенной расходились в некоторых вещах.

— И ты действительно не знаешь, где моя тетя? Может, она убежала и где-нибудь прячется от твоего отца? Она хоть на острове? — вопросы так и сыпались из меня. Меня подмывало схватить Карин и силой добиться от нее правды.

Она отбросила с лица сбившиеся пряди.

— Мы не знаем, где она, Марк. Правда, не знаем, — стояла она на своем. — Потому-то Кэролин и привезла тебя сюда. Помочь найти ее. Мы все боимся за Бенну. Поверь.

— Ты врешь! — сердито закричал я. — Я же читал записки тети. Твой отец вовсе не озабочен судьбой Бенны.

— А я озабочена, — не сдавалась Карин. — Я всегда ее любила. Она очень хорошо ко мне относилась. Мне дела нет до споров папы и тети Кэролин с Бенной. Я за нее очень переживаю, правда.

Я снова поднял фонарь. Я хотел увидеть выражение ее лица. Мне надо был понять, правду ли она говорит.

В луче фонаря сверкнули ее голубые глаза. А на щеках были следы слез. И я решил, что она не кривит душой.

— Хорошо, если ты правда боишься за тетю, помоги мне сбежать отсюда, — сказал я, опуская фонарь.

— Хорошо, помогу, — быстро согласилась она, не успев даже обдумать сказанное.

Я отбросил занавеску и выбрался наружу. Карин за мной, прикрыв за собой дверь.

— Выключи фонарь, — прошептала она. — Не хватало еще, чтобы папа и Кэролин заметили.

Я щелкнул переключателем и быстро пошел по мокрой траве к своей хижине. Карин едва поспевала за мной.

— Я хочу переодеться, — шепотом сказал я. — А потом попробовать разыскать тетю Бенну. — Дрожь пробежала по всему моему телу. — Только как это сделать? Куда мне идти?

— Воспользуйся Колдовством джунглей, — прошептала Карин. — Я скажу тебе, где Бенна. Я покажу тебе, куда идти.

— Но я же не могу! — чуть не завопил я. — До сегодняшнего дня я и в мыслях не держал, что владею какой-то магией. Я толком даже не могу сказать, что верю во все это.

— Воспользуйся магическими силами джунглей, — прошептала Карин, пристально глядя мне в глаза.

— Но я даже не знаю как! — отнекивался я.

— Эта сила будет руководить тобою, — настойчиво объяснила она. — Я уверена в этом. Она покажет тебе дорогу.

Сам я в этом уверен не был. Но промолчал. Голова у меня лихорадочно работала. Прочитанные в записной книжке слова словно звучали вслух. Быть бы мне сейчас за четыре тысячи мили отсюда, тогда я был бы в безопасности.

Но как мне сбежать от Кэролин и доктора Холингза?

Как? Как?

Мы крались вдоль ряда хижин. Воздух был все такой же раскаленный и влажный. Небо стало совсем черным. Ни звезд, ни луны так и не было на небе.

Вот только оденусь и сбегу подальше, говорил я себе.

Одеться и убежать.

— Быстрее, Марк, — шептала сзади Карин. — Быстрее. И как можно тише. У папы очень чуткий сон.

Вот и моя хижина в конце ряда. Но не успели мы добежать до нее, как я услышал торопливые шаги по траве. Очень торопливые.

Карин затаила дыхание и схватила меня за руку.

— Боже мой, это он.


14


Я чуть не подскочил. Что делать? Бежать? Спрятаться?

Будь это знакомая мне игра «Король джунглей», я бы знал правильный ход. Я знаю, как смыться от Злого ученого. Хватай лиану и улетай — только тебя и видели. А на лету подхвати несколько дополнительных жизней.

Но то ведь игра.

Я прижался спиной к хижине, ожидая, когда меня схватят. Поспешные шаги приблизились. Я затаил дыхание, но сердце колотилось с оглушительной силой.

И что же вижу — на нас скачет маленькая зверушка.

Не доктор Холингз, а насмерть перепуганный кролик с длинными ушками и большими лапами. Это они издают такой громкий звук, когда он прыгает.

Я проводил глазами ускакавшего зверька. Он скрылся между двумя низенькими хижинами.

— Это кролик?

Карин поднесла палец ко рту, напомнив, что надо быть тише воды, ниже травы.

— Это новый вид гигантского кролика, открытый твоей тетей.

— Очень поучительно, — пробурчал я. — Вот только не уверен, что мне сейчас нужен урок природоведения.

Карин подтолкнула меня в мою хижину.

— Поторопись, Марк. Если папа проснется… — она не закончила.

«Если он проснется, быть моей головушке высушенной», — закончил я за нее.

Ноги у меня вдруг стали ватными и отказывались идти. И все же я заставил себя переступить порог хижины.

Руки так дрожали, что я с трудом оделся. Кое-как натянул джинсы, в которых прилетел сюда. И рубашку с длинными рукавами.

— Давай, ну давай же, Марк, — шепотом подгоняла меня Карин из дверного проема. — Пошевеливайся!

Лучше б она молчала. Каждый раз от ее слов я подпрыгивал чуть не до потолка.

— Живей, Марк!

Открыв рюкзак, я достал свой фонарь и направился к двери.

— Ну давай же, Марк! Идем! — свистящим шепотом подгоняла меня Карин.

Остановившись на полпути, я прихватил сушеную голову и сунул ее в карман рубашки. Затем открыл дверь и шагнул во мрак.

Куда мне теперь идти? Что делать? Как мне найти свою тетю?

Миллион вопросов крутилось у меня в башке. Горло так пересохло, что болело. Ах, сейчас бы баночку холодной колы из лаборатории! Но какое там! Разве можно так рисковать и, чего доброго, разбудить отца Карин.

Мы двинулись по высокой, мокрой от росы граве.

— Не вздумай включать фонарь, пока не скроемся за деревьями, — предупредила Карин.

— Но куда мне идти? Как я найду тетю Бенну? — прошептал я, с трудом проглотив комок.

— Есть только одна тропа, — объяснила Карин, указывая рукой на купу деревьев на краю поляны. — Часть пути пойдешь по ней.

— А дальше? — спросил я дрогнувшим голосом.

Она пристально посмотрела на меня:

— А дальше Колдовство джунглей доведет тебя куда следует.

Жди. Доведет.

А еще через неделю, стоит мне хлопнуть в ладоши — и я на Луне.

Мне вдруг захотелось повернуть обратно и вернуться в свою маленькую хижину. Лечь как ни в чем не бывало и выбросить из головы всякое воспоминание о том, что я читал записную книжку тети Бенны.

Но тут мы с Карин подошли к пирамиде из сушеных голов. Темные глаза пристально всматривались в меня. Такие печальные-печальные глаза.

Менее всего хотелось мне, чтобы моя башка венчала эту кучу.

Нет уж. Спасибо.

И я потрусил к деревьям.

Карин поспешила за мной.

— Ну, удачи, Марк! — сказала наконец она.

— С-спасибо, — еле выдавил я. Потом остановился и повернулся к ней. — Что ты утром скажешь отцу?

Карин пожала плечами. Ветер играл ее длинными волосами, скрывая лицо.

— Ничего я ему не скажу. Скажу, что спала как убитая. И ничего не слышала.

— Ну и ладно, — согласился я. Затем, покрепче зажав в руке фонарь, повернулся и побежал под кроны деревьев.

Тропинка была мягкая, песчаная. Даже через подошву сандалий чувствовалось, что песок сырой. Лианы и широкие листья выступали прямо на тропу и хлестали меня по джинсам. По обеим сторонам тропы росли какие-то растения вроде травы, но через несколько шагов разглядеть толком ничего нельзя было. Может, я уже сбился с нее?

Я включил фонарь и посветил под ноги. Луч скользнул по каким-то растениям, вроде папоротника, усикам ползучих лиан. Черные стволы деревьев тянулись ко мне своими ветвями с гладкой корой.

Никакой тропинки.

Я тупо посмотрел на световой круг и подумал: вот я один-одинешенек в этих ужасных джунглях.

Что мне теперь делать?


15


— Ау!

Я прихлопнул москита на шее, но слишком поздно. Я почувствовал, как его жало вошло в меня. Потирая шею, я сделал несколько шагов по травянистым зарослям, светя себе под ноги.

— Аа-уу! Аа-уу!

Этот пронзительный крик, причем, как казалось, совсем в двух шагах, заставил меня остановиться. С дрожью я вспоминал слова: «Ночью джунгли принадлежат их обитателям».

— Аа-уу! Аа-уу!

Это еще что такое? Явно не гигантский кролик. Такой дикий вопль принадлежал кому-то покрупнее. Я повел фонарем по кругу, разглядывая траву, лианы. В бледном свете фонаря гладкие стволы деревьев казались пурпурными.

Никакого зверя не было.

Меня трясло. Несмотря на то что и ночью жарища стояла несусветная, меня знобило.

От порыва ветра листья на деревьях захлопали, ветки согнулись и зашептали.

Да, джунгли живые, понял я.

Вокруг неумолчно трещали всякие насекомые. Толстые большие листья шелестели и поскрипывали. Было слышно, как бежит по земле какой-то четвероногий житель джунглей.

— Аа-уу! Аа-уу!

Что это такое?

Не отдавая себе отчета, я прижался к невысокому дереву. Я стоял не дыша, прислушиваясь.

Зверь приблизился? С низких ветвей свисали гроздья листвы, образуя что-то вроде естественной пещеры. Здесь я в безопасности, убеждал я себя, и могу присмотреться. И вдруг под этим шатром из веток и листвы я и в самом деле почувствовал себя безопаснее. Выключив фонарь, я присел на землю, прижавшись спиной к стволу, и смотрел, как сквозь густую листву проникала узкая полоска лунного света, отчего листья казались серебряными. Дышать я старался спокойно и размеренно.

Немного успокоившись, я сразу почувствовал, как устал. Дремота навалилась на меня, словно теплое толстое одеяло. Я громко зевнул. Веки налились свинцом. Я из последних сил боролся со сном, но это было выше моих сил. Прижавшись затылком к стволу, я погрузился в крепкий сон под аккомпанемент ночной песни джунглей. Мне снились сушеные головы. Дюжины сушеных голов с фиолетовой или зеленоватой мягкой кожей, с черными светящимися угольками глаз и черными иссохшими губами, искривленными в злобном крике.

В моем сне головы парили в воздухе и плясали, перелетали с места на место, словно теннисные мячи. Они налетали на меня, стукались мне о грудь, отскакивали от моей головы. Но я не чувствовал ударов. Они летали и подпрыгивали. А затем иссохшие губы приоткрылись, и они начинали петь хором.

— Живей, Марк, живей!

Вот какая это была песенка. Пели они хриплыми скрипучими голосами. Так шелестит осенью листва деревьев, когда ветер пробежит в кронах.

— Живей, Марк, живее! — Вот такая ужасная песенка, от которой кровь стынет в жилах. — Живее, Марк, живее!

От движущихся губ выражения у них непрестанно менялись — одно почище другого. Угольки глаз горели. А головы — дюжины голов — съежившихся, иссохших — летали и подскакивали в такт пению.

Я проснулся, и в ушах у меня все стоял их шепот. Я невольно замигал: сквозь листву сочилось неяркое утро. Спина чертовски болела. Вся одежда — хоть выжимай.

Я не сразу сообразил, где я и что здесь делаю. Ужасный сон так и стоял перед глазами. Рука моя невольно скользнула в карман рубашки и нащупала сушеную голову.

Все лицо зудело. Я поднял руку чтобы почесать щеку и что-то смахнул с нее. Лист?

Какой там. Я скосил глаза на ладонь. Огромный красный муравей. Размером с саранчу.

— Ай! — вскрикнул я, отбросив его.

Все тело кололо. Спина чесалась. Что-то еще бегало туда-сюда по ногам.

Я резко открыл глаза. Подъем. Пора вставать.

Господи, как же зудит все тело. Будто меня всего колют и кусают.

Я посмотрел вниз. На джинсы, рубашку. И ахнул.


16


Я вскочил, замахал руками и затопал ногами. Я весь был сплошь покрыт гигантскими красными муравьями. Их были сотни, тысячи. Они деловито сновали по моим рукам, ногам, груди. Их острые лапки царапали мне горло и затылок. Одного я смахнул со лба. Еще одного со щеки. Я потрогал голову — она вся кишела проклятыми муравьями.

— Ай! — Я застонал от ужаса и взъерошил волосы. Эти гады так и посыпались на землю. Я чувствовал, как они ползают по рукам, под мышками. Такие раскаленные и царапучие. Такие громадные.

Я опустился на колени, хлопая себя по груди, по шее, чтобы стряхнуть непрошеных гостей. А потом стал кататься как сумасшедший в высокой траве, мокрой от утренней росы.

Так я катался и колотил себя почем зря — лишь бы отделаться от муравьев. Я наскреб их целую горсть в голове и швырнул всю компанию в густой кустарник.

Я вскочил на ноги и стал извиваться и подпрыгивать, чтобы спастись от красного нашествия.

Но их было несметное множество. Вся кожа пылала и зудела. Их острые лапки продолжали царапать руки, ноги, грудь.

Зуд стал просто нестерпимым. У меня даже дыхание перехватило. И я понял, что задыхаюсь. Да ведь эти бестии задушат меня!

— Ка-ли-а! — завопил я, прыгая и извиваясь. — Ка-ли-а!

К моему изумлению, муравьи стали с меня прямо сыпаться.

— Ка-ли-а! — повторил я свой клич.

Муравьи градом посыпались с меня, попрыгали из волос, со лба, с груди.

Я оторопело смотрел, как они падают на землю. А потом они, обгоняя друг друга, бросились в высокую траву.

Я растер шею. Впился ногтями в ноги. Тело продолжало чесаться, и зуд был по-прежнему невыносим.

Однако гигантские муравьи ушли. Разбежались, когда я издал свой боевой клич.

Боевой клич. Мое волшебное слово.

Я посмотрел на рубашку, пытаясь унять невыносимое жжение. В кармане светилась сушеная голова. Ярким желтым сиянием.

— Ага! — Я вынул голову из кармана. И так держал ее в руке перед собой.

— Ка-ли-а! — воскликнул я. Глаза загорелись ярче.

Вот оно мое волшебное слово. Откуда оно появилось? Знать не знаю. Я думал, что это я его выдумал.

А тут я вдруг ясно понял, что слово и есть тайна Колдовства джунглей. Есть прямая связь между словом и сушеной головой. Вернее, слово пробуждает к жизни магические силы джунглей. Я крикнул его, и муравьи разбежались.

Теперь я по-другому взглянул на голову. Сердце у меня бешено билось в груди. Я сосредоточил свои мысли на голове. Да, я владею Колдовством джунглей. Доктор Холингз и Кэролин правы. Я владел Колдовством джунглей, сам не зная того. И слово «Ка-ли-а» — ключ к тайне. Оно помогло мне избавиться от красных муравьев. Не приведет ли оно меня к тете Бенне?

— Да! — закричал я во всю глотку. — Да! Теперь я точно знал, что это так и есть. Я знал, что теперь непременно найду ее.

Я больше не боялся джунглей и их обитателей. Что бы меня отныне ни ждало в этой тепличной духоте, ничего не испугаюсь. У меня была магическая сила джунглей. Я владел ею — и знал, как ею пользоваться. А теперь — теперь пора искать тетю Бенну. Красное утреннее солнце взошло над кронами деревьев. Кругом стояла влажная жара. Над головой порхали с ветки на ветку, весело распевая, птицы.

Держа в одной руке фонарь, в другой — сушеную голову, я побежал навстречу солнцу.

На восток, говорил я себе. Солнце восходит на востоке.

Прав ли я? Найду ли я там тетю Бенну?

Да, я был абсолютно уверен, что нахожусь на правильном пути. Магические силы направляют меня куда надо. Надо только слушаться их, и они отведут меня к тому месту, где она прячется, где бы это ни было.

Я побежал по лианам и по кустарникам, нагибаясь, чтобы не стукнуться головой о ветви. По ногам и бедрам колотили крупные зеленые папоротники.

Вдруг солнце ударило мне в глаза. Я очутился на широкой песчаной поляне. Пот катился со лба.

— Ай! — вскрикнул я. Ноги заскользили по мягкому песку.

Я потерял равновесие. И невольно вытянул вперед руки. Фонарь и сушеная голова полетели на песок.

— Ай!

Меня засасывало.

Песок поднялся до лодыжек. Стал подбираться к коленям. Я бился из последних сил. Пытался вытащить ноги. Раскинул руки.

Но все было тщетно. Я только быстрее проваливался.

Песок уже доходил до пояса. Чем больше я пытался вырваться, тем быстрее меня затягивало.

Все глубже. Глубже. Из этих зыбучих песков не вырвешься.


17


Я уже не мог пошевелить ногами. Слишком глубоко засосал меня горячий зыбун. Песок уже выше пояса. Это бездонная яма, думал я. Из нее не вырвешься. Меня так и затянет со всеми потрохами. И следа от меня не останется.

Мои приятели Эрик и Джоэл как-то говорили мне, что никаких зыбучих песков на самом деле нет. Вот было бы здорово, если бы они оказались правы. Только какое там! Я, увы, на собственном примере докажу им, как они ошибались!

Я открыл было рот, чтобы позвать на помощь, но вместо крика издал какие-то жалкие звуки. Так, пискнул только.

Да и что толку кричать? Кричи не кричи, здесь ни одной живой души на десятки миль. Кто меня услышит?

По мере того как я уходил все глубже и глубже, песок становился тяжелее и плотнее. Я поднял руки над головой, пытаясь за что-нибудь ухватиться. Попробовал пошевелить ногами. Сделать что-нибудь вроде плавательного движения или будто я на велосипеде.

Но уж очень плотный был песок. И уж очень глубоко меня затянуло.

На сей раз в меня вселился подлинный ужас. Я хватал ртом воздух, как рыба на песке.

Я снова открыл рот, чтобы позвать на помощь. И вдруг меня осенило.

— Ка-ли-а! — завопил я пронзительным испуганным голосом. — Ка-ли-а! Ка-ли-а! Ка-ли-а! Ка-ли-а!

Ничего!


18


— Ка-ли-а! Ка-ли-а!

Я вложил в этот крик всю силу легких. Но только глубже погружался в мокрый зыбучий песок.

— Ка-ли-а! Ничего!

Я покачал руками над головой, глядя в голубое небо, на вершины деревьев на краю поляны.

И никого. Ни одной живой души, чтобы прийти мне на помощь. — О!

До меня вдруг дошло, почему не действует магия. У меня же нет сушеной головы. Голова выпала из рук, когда я провалился в песчаный зыбун.

Где же она? Где?

Ее затянуло песком? Я стал внимательно приглядываться к унылой песчаной поляне. Мокрый песок пузырился вокруг меня, словно огромный котел густого супа.

Я еще немного ушел в пески.

И тут увидел сушеную голову.

Она лежала на песке, глядя черными глазами в небо. Волосы спутались и разметались.

Закричав от радости, я протянул обе руки, пытаясь схватить ее.

Не тут-то было. Далековато. Не достать. Всего какой-то ерунды не хватает.

— Ну же! — напряг я все силы и решил во что бы то ни стало дотянуться.

Я лег на песок и тянулся, тянулся.

Никак. Не достать. Голова была в каких-то двадцати сантиметрах, а не достать.

Эти двадцать сантиметров были точно целая миля.

Никак. Никак.

Пальцы подтягивали воздух. До головы было не дотянуться. Значит, крышка.

Руки мои безвольно опустились на мокрый песок. Я тяжело вздохнул, и это был вздох отчаяния.


19


Я хлопнул ладонями по песку. Голова подскочила.

— Как это? — невольно воскликнул я. Сердце у меня бешено забилось.

Я хлопнул обеими ладонями по мокрому песку.

Голова еще подскочила. Ближе.

Я снова хлопнул. Она снова подскочила и приблизилась. До нее теперь оставалось совсем чуть-чуть. Я схватил ее и от восторга издал свой клич:

— Ка-ли-а!

Сначала ничего не случилось.

Крик застрял у меня в горле. Я остолбенел.

— Ка-ли-а! Ка-ли-а!

Я думал, что сейчас полечу. Вдруг раз — и я вылетаю из трясины. Как по волшебству, то бишь волею магии.

— Колдовство джунглей, ну давай. Действуй же! — орал я.

Только я ни на миллиметр не сдвинулся. Даже ушел в песок еще глубже. Песок уже доходил до груди.

Я уставился на сушеную голову в руке. А ее черные глаза, казалось, смотрели на меня.

— Да помоги же! — сердито крикнул я. — Почему ты не помогаешь?

И тут я увидел лианы.

Желтовато-зеленые ползучие лианы. Они ползут к моей трясине. Ползут, как настоящие шеи. Дюжина гибких цепких ветвей устремилась в мою сторону.

Сердце у меня так заколотилось, когда я увидел их совсем рядом. Еще ближе. Наконец я протянул руку и схватился за конец одной из них, но лиана выскользнула. Двигалась она с поразительной скоростью. Лиана обмоталась вокруг груди и плотно затянулась. Другая, пробуравив песок, обхватила меня за пояс.

— Не надо! Стой! — замахал я руками.

Но лианы со всех сторон закручивались на моем теле. И вдруг все разом потянули. Послышалось «чвак», и я начал двигаться в песке. С сушеной головой в руке я стал вылезать из песка, весь обмотанный лианами. Делали они свое дело быстро и хорошо. Еще немного—и песок расступился. А еще через несколько секунд лианы опустили меня на колени уже на твердой земле. Я завопил от радости. Лианы тут же расступились и быстро поползли назад по высокой траве. Еще какое-то время я не двигался с места, ожидая, когда успокоится дыхание и лианы скроются из вида. Потом поднялся на ноги. Но ноги меня совсем не слушали. Я весь дрожал от счастливого избавления и предстоящего дела.

Но все это было не важно. Все во мне пело от радости и возбуждения. Колдовство джунглей действовало. Магические силы джунглей снова спасли меня!

Мокрый песок набился всюду — в джинсы, рубашку, он был на руках и даже в голове. Я яростно выбивал его из себя. Сушеную голову я сунул в карман рубашки. Приведя себя в порядок, я оглянулся вокруг и спросил себя, что делать дальше? Солнце стояло уже достаточно высоко. Деревья, заросли папоротника, высокая трава — все сверкало на солнце. Кругом было золотисто-зеленое море буйной растительности. Становилось немыслимо жарко. Рубашка на спине взмокла.

Итак, что делать дальше? Как искать тетю Бенну? Я достал сушеную голову из кармана и, держа ее перед собой, приказал: — Веди меня.

Ничего не произошло. Я смел крупицы песка с его щек. Выдул песок из его тонких черных губ. Затем повернулся в сторону солнца и сделал несколько шагов. Я не сбился? Это восточное направление?

К моему удивлению, черные глаза вдруг начали светиться.

Как это надо понимать? Означало ли это, что я близко от тети Бенны? Что я иду в правильном направлении?

Я решил проверить. Развернулся и направился к песчаной трясине. Глаза тут же погасли. Я повернул в сторону солнца.

Точно! Глаза загорелись.

— Ка-ли-а! — радостно завопил я. — Голова ведет меня к тете.

Мы пробирались поддеревьями по высокой траве. Кругом стоял несмолкаемый шум: звери кричали, птицы чирикали. Все это теперь было для меня слаще музыки.

— Тетя Бенна, я иду! — горланил я.

Я продвигался в глубь джунглей. Приходилось все время наклонять голову, чтобы не врезаться в низкие ветки и толстые лианы, тянущиеся между деревьями.

Где-то впереди кричала птица. Можно было подумать, что птицы разговаривают друг с другом. Я поднырнул под низкую ветку, и все дерево вдруг заходило ходуном. Тысячи черных птиц сорвались с веток и сердито закричали все разом. Их было так много, что небо почернело.

Вдруг я вышел на небольшую поляну, разделявшуюся надвое: одна тропинка шла налево, другая — направо. Куда мне идти?

Я достал сушеную голову и, вытянув ее перед собой, двинулся налево, внимательно следя за ней. Глаза померкли. Не туда.

Я повернул направо и увидел, что глаза опять разгорелись. Может, тетя Бенна прячется где-нибудь среди этих деревьев? И я уже совсем рядом?

Деревья вдруг кончились, и я очутился на заросшей травой поляне. Поневоле я зажмурил глаза: солнце сияло невыносимо, зеленая трава вся сверкала.

Глухой рык заставил меня броситься назад под укрытие деревьев.

— О!.. — невольно вскрикнул я при виде тигра. Ноги подо мной сами собой подогнулись.

Тигр поднял морду и издал новый рык. Пасть у него распахнулась, обнажив огромные зубы. Тигр изогнулся, шерсть у него стала дыбом. Он бросился на меня.


20


Громадные тигровые лапищи колотили по земле. Его желтые глаза горели диким огнем. За его спиной в тени деревьев я заметил двух тигрят.

— Да не нужны мне твои тигрята, — хотел выкрикнуть я, только у меня и времени-то на это не было.

Перед прыжком тигр издал яростный рев, который перекрыл мой слабый крик. Это я, подняв перед собой сушеную голову, попытался выдавить свой клич.

— Ка-ли-а! — Руки у меня тряслись, губы с трудом повиновались, колени подгибались. Я совсем потерял голову и безвольно осел на траву.

Тигр был уже чуть не надо мной. Оттолкнувшись от земли своими широкими лапами, он повис в воздухе.

Казалось, земля сотряслась.

Нет, она действительно тряслась! С ужасом я услышал такой оглушительный звук, словно разрывается петарда, только в тысячи раз сильнее.

Уже совсем ничего не соображая, я завопил, потому что земля подо мной затряслась. Заколебалась. И раскололась. По траве словно ножом прошли. Земля распалась надвое.

Хотите верьте, хотите не верьте: земля подо мной разверзлась.

И я полетел кубарем в тартарары. Вниз, в какую-то бездну. Я падал и падал, вопя в страхе и отчаянии.


21


— Ууууу!

Наконец я чудом приземлился на локти и колени. Меня пронзила острая боль. Перед глазами вспыхнули звезды. Мириады звезд: желтых и красных. Чтобы избавиться от этого наваждения, я приподнялся.

Сушеная голова выскочила у меня из рук. Я углядел ее в метрах в двух и тут же прыгнул за ней, схватив и крепко зажав в руке.

Меня мутило и трясло. Я прикрыл глаза, чтобы остановить головокружение. Посидев так немного, я снова открыл их и увидел, что нахожусь на дне глубокой ямы. Вокруг были земляные стены. Лишь квадратик синего неба светился высоко над головой.

Итак, Колдовская сила джунглей вновь спасла меня. Благодаря ей земля раскрылась, и я свалился в ее недра, спасаясь от худшей беды. Из двух зол, так сказать, меньшее. А оказаться в пасти тигра…

Над головой вдруг раздался рев. Вскрикнув от страха, я поднял голову. На меня уставились два желтых горящих глаза.

Тигр рычал, обнажая свои клыки.

Вот так спасся, промелькнуло у меня в голове.

Это не спасение, а ловушка. Если этому тигрищу взбредет в голову сигануть сюда, от меня останутся только косточки.

Отсюда-то уж спасения нет. Отсюда не убежишь!

В изнеможении я прижался спиной к стене и следил за зверем. Он голодным взглядом сверлил меня, готовясь к прыжку, и дико ревел.

— Ка-ли-а! — завопил я. — Ка-ли-а!

В ответ тигр издал трубный рев.

Я весь вжался в земляную стену, пытаясь унять дрожь во всех членах.

«Ну ради бога, не прыгай! — беззвучно молил я. — Ради бога, не прыгай в яму!»

Тигриные глаза горели желтым пламенем. Серебристые усы ощетинились, когда он снова взревел.

И тут я увидел над ямой кошачью морду. Желтую с черными разводами. Да это ж один из тигрят. Он разглядывал меня сверху. К нему подлез второй тигренок. Он весь перегнулся через край, того и гляди, сорвется вниз. Тигрица мгновенно оказалась рядом. Нагнув голову, она носом оттолкнула малыша от края ямы. Затем схватила зубами за шкирку второго и оттащила и его.

Я не дышал. Боялся пошевелить пальцем. Спина моя срослась со стеной. Я не шелохнувшись смотрел вверх. Мой взор приковывал к себе квадратик синего неба. Я ждал, когда там вновь возникнет тигриная морда. Ждал.

Ждал, затаив дыхание.

Стояла такая тишина, что до меня доносился шорох травы наверху.

Кусок земли сорвался сверху и шмякнулся о дно ямы, рассыпавшись. Я даже глазом не моргнул. Я упорно смотрел вверх, прислушиваясь и ожидая тигриной морды.

Казалось, прошли долгие часы. Я издал облегченный вздох. Вскочил на ноги и потянулся. Я понял, что тигр не придет. Это ведь была тигрица. И единственное, что она хотела — это защитить от меня своих детенышей. А теперь она увела их. Увела как можно дальше.

Я снова потянулся. Сердце все еще бешено колотилось в груди. И все же я чувствовал себя почти нормально. Вот только как отсюда выбраться, размышлял я, глядя на отвесные стены. Попробовать забраться наверх? Сунув сушеную голову в карман, я вонзил обе руки в прохладную рыхлую землю и попытался вскарабкаться. Пару шагов я еще кое-как осилил. А потом земля подо мной поддалась и осыпалась. Я вверх тормашками покатился вниз.

Нет. Так ничего не выйдет, понял я. Это не способ.

Я потянулся за сушеной головой. Надо пользоваться Колдовством джунглей, решил я. Магические силы завели меня сюда. Пусть теперь и выводят отсюда.

Я поднял голову прямо перед собой. Но не успел вымолвить и слова, как вдруг в яме стало темно как ночью.

Неужели солнце уже село? Я поднял голову вверх.

Нет. Это был не вечер. Квадратик неба явно такой же яркий. Кто-то его загораживал, не пуская в яму свет.

Но кто? Тигр?

Человек?

Я пытался рассмотреть, но не мог. — Кто там?! — крикнул я.


22


Над краем ямы наклонилось лицо и уставилось на меня голубыми глазами. Прищурившись, я смотрел на поток света, теперь лившийся сверху. Голубые глаза, длинные белокурые волосы.

— Карин! — заорал я.

Она подставила ладони к губам рупором:

— Марк, что ты здесь делаешь?

— Что ты здесь делаешь? — крикнул я. Волосы закрыли ей лицо. Она отбросила их назад.

— Я… я шла за тобой. Я так за тебя беспокоилась!

— Помоги мне выбраться отсюда! — заорал я ей.

Я снова попытался карабкаться по отвесной стене, но земля снова осыпалась под моими кроссовками.

— А как? — крикнула она мне.

— Лестницу, я полагаю, ты захватить не догадалась? — попытался шутить я.

— Увы, нет, Марк, — откликнулась она со всей серьезностью.

Похоже, с юмором у нее слабовато.

— Может, кинуть веревку или что-нибудь такое? — высказала она предположение.

— Попробуй найти веревку в джунглях, — заметил я.

Она покачала головой, и лицо ее нахмурилось.

— Послушай, а лиана? — осенило меня. — Посмотри, нет ли поблизости длинной лианы. Я бы по лиане мог взобраться.

У нее сразу просветлело лицо. Она исчезла из моего поля зрения. Я с беспокойством ждал. Ждал и ждал.

— Ну поживей, — торопил я ее. — Поживей же.

Сверху раздался птичий гам. Затем шум крыльев множества птиц. Шум, гам, птичьи крики. Птиц кто-то спугнул? Неужели тигрица возвращается? Я прижался к стене, не отрывая глаз от окошка над головой.

Наконец появилась Карин:

— Нашла лиану. Только не уверена, хватит ли до дна.

— Спускай ее сюда, — велел я ей. — Да побыстрей. Мне надо выбраться отсюда. Я себя здесь как зверь в ловушке чувствую.

— Ее оказалось так трудно тащить, — жаловалась она.

Карин стала опускать конец лианы в яму. Казалось, огромная змея ползет по стенке моей ловушки. Она остановилась метрах в полутора у меня над головой.

— Попробую прыгнуть и достать! — крикнул я Карин. — Если получится, я попытаюсь подтягиваться по ней, а ты тащи. Обмотай другой конец вокруг пояса. Поняла? Главное, не отпускай ее.

— Только меня не утяни вниз, — откликнулась Карин.

Я подождал, пока она обмотается лианой. Потом согнул колени и подпрыгнул. Я промахнулся буквально несколько сантиметров. Вот когда я действительно пожалел, что маленький и толстенький, а не высокий и худой.

И все же я достал эту лиану с третьей попытки! Я вцепился в нее обеими руками. Потом уперся пятками в стенку. И начал подтягиваться, как скалолаз.

Земля сыпалась у меня из-под ног. Лиана становилась скользкой по мере того, как руки все сильнее потели. Но благодаря Карин, все время подбадривающей меня, я добрался до края ямы.

Некоторое время я лежал в высокой траве, вдыхая ароматный воздух джунглей. Как же здорово очутиться на поверхности, а не в этой ужасной яме.

— Как тебя угораздило свалиться в эту яму? — спросила Карин, бросая на землю свой конец лианы.

— Ничего проще, — усмехнулся я, поднимаясь на ноги и стряхивая грязь со штанов и рубашки.

— Но ты что, ее не видел? — не унималась она.

— Ну не совсем так, — сказал я, пытаясь уйти от ответа. — Но как ты нашла меня? И что ты вообще здесь делаешь, Карин?

Ее голубые глаза пристально посмотрели на меня.

— Я стала очень беспокоиться за тебя. Мне… мне стало так страшно, что ты там один в джунглях. И я решила пойти за тобой. Папа работал в лаборатории. Я выбралась из главного здания и пошла по твоим следам.

Я вытаскивал кусок земли из головы.

— Ну спасибо, — искренне поблагодарил я ее. — Но ты не боишься, что у тебя будут неприятности? Папа, Кэролин…

Она прикусила губу.

— Может, и так. Но игра стоит свеч. Если нам удастся найти твою тетю.

Тетю Бенну!

Борясь за жизнь в зыбучих песках и затем в этой яме, я совсем забыл о главном — о тете Бенне.

Нас поглотила тень. Воздух вдруг стал прохладнее. Я поднял глаза к небу. Солнце садилось за деревья.

— Уже скоро ночь, — спокойно заметил я. — Надеюсь, нам удастся найти ее до того, как наступит полная тьма.

Одну ночь я уже в джунглях провел. Я уже был сыт по горло и еще одну ночь торчать здесь не хотел бы.

— Ты знаешь куда идти? — спросила Карин. — Ты идешь сам не зная куда, рассчитывая на везение?

— Вовсе нет, — ответил я и вынул голову из кармана. — Этот приятель покажет нам дорогу.

— Что ты несешь? — недоверчиво протянула Карин.

— У него глаза разгораются, когда я иду в правильном направлении, — объяснил я ей. — Во всяком случае, я так считаю.

Карин даже побледнела.

— Ты хочешь сказать, что действительно пользуешься Колдовством джунглей?

— Ну да, — кивнул я. — Я обладаю магическими силами джунглей. Это, конечно, странно. У меня есть такой клич. Я всегда так кричу: «Ка-ли-а!» Ну, придурь такая, что ли. Знаешь, прилипнет такое словечко невесть откуда. Я думал, я его сам выдумал, когда был маленьким. Но от этого слова Колдовство джунглей начинает действовать.

— Вот это да! — подскочила Карин. По ее лицу расплылась улыбка. — Вот это жуть, Марк, правда? Но тогда мы непременно найдем тетю Бенну! Вот здорово!

Тени становились длиннее. Солнце опускалось ниже. Я задрожал от порыва холодного ветра.

В животе у меня урчало. Я уж даже не помнил, когда ел последний раз. Я старался не думать о еде. Надо было идти.

— Ну пошли, — сказал я и вытянул перед собой сушеную голову. Я сделал шаг в одном направлении, затем в другом, пока глаза не загорелись. — Вот сюда! — закричал я, указывая в сторону деревьев на другом конце поляны.

И мы вместе бросились вперед. Высокая трава хлестала нас по ногам, насекомые гудели на деревьях. Карин с изумлением смотрела на сморщенную голову с ее светящимися глазами.

— Ты уверен, что она ведет тебя к тете Бенне?

— Скоро сами увидим, — торжественно пообещал я.

Мы вступили в темный мрак под спутанными ветвями деревьев.


23


С наступлением сумерек менялись звуки джунглей. Птицы на деревьях смолкли. А насекомые еще громче стрекотали. Вдали раздавались странные крики и вопли какого-то зверя, и эти резкие звуки долго носились среди деревьев.

Лично мне хотелось, чтоб эти вопли так и оставались вдали!

В густой траве, зарослях папоротника и низких кустарниках сновали какие-то твари, и вся эта растительность так и кишела ими.

Иногда слышалось предостерегающее шипение змей. Жуткие крики совы оглашали джунгли. Воздух полнился хлопаньем крыльев летучих мышей.

Я старался идти поближе к Карин. Все эти звуки в своей реальности были посерьезнее моей игры «Король джунглей».

Я подумал, что, наверное, когда вернусь домой, больше никогда не буду играть в эту игру Слишком она игрушечная после всего того, что я здесь насмотрелся.

Мы продирались сквозь высокий гибкий тростник. Глаза сушеной головы стали тухнуть.

— Не туда идем! — прошептал я.

Мы стали поворачивать, пока глаза не разгорелись вновь. Найдя нужное направление, мы стали пробираться вперед. Идти приходилось по сплетениям лиан, сплошным зарослям буйной растительности и непролазным кустарникам.

— Ох, — вскрикнула Карин, — дурацкий москит! — и шлепнула себя по лбу.

Пронзительный стрекот мелких обитателей джунглей становился все сильнее, заглушая наши шаги.

Чем темнее становилось, тем сильнее разгорались глаза сушеной головы. Словно два фонаря, они освещали нам путь через джунгли.

— Я начинаю уставать, — пожаловалась Карин. Она нагнула голову, чтобы не стукнуться о низкую ветку. — Хорошо бы твоя тетя была где-то неподалеку. Не знаю, сколько я еще выдержу.

— Я надеюсь, она недалеко, — пробормотал я в ответ. У меня у самого денек выдался крутой!

Мы шли, а я все размышлял о тете Бенне и ее записной книжке. Мне не хотелось портить Карин настроение, но кое-что надо было ей сказать.

— Моя тетя писала в своей записной книжке нелестные вещи про твоего отца и Кэролин, — сказал я, глядя себе под ноги. — Я был даже немного удивлен.

Карин долго молчала.

— Все это так ужасно, — наконец проговорила она. — Они столько лет работали вместе. Я знаю, что они спорили.

— О чем?

Карин тяжело вздохнула.

— У папы свой план по развитию джунглей. Он считает, что здесь есть много полезных ископаемых. А Бенна считает, что джунгли надо сохранить во что бы то ни стало в неприкосновенности. — Она снова вздохнула. — Я думаю, они из-за этого все время и спорили. Хотя не могу сказать с полной уверенностью.

— Но из записок создается впечатление, что твой отец подлинный злодей или нечто в этом духе, — пробормотал я, тщательно избегая ее взгляда.

— Злодей? Папа? — воскликнула она. — Да нет же. Он зациклен на своей идее. Это правда. Но он не злодей. И я знаю, что папа и сейчас хорошо относится к Бенне. Да, да, он уважает ее и обеспокоен ее судьбой. Он…

— Стоп! — схватил я Карин за руку. — Смотри. — Я рукой показал на то, что проглядывало сквозь деревья.

Там открывалась полянка. А на фоне серого неба проступали очертания маленькой хижины.

Карин остановилась как вкопанная.

— Вон тот маленький домик. Ты думаешь… Мы осторожно выбрались на край полянки.

Что-то проскользнуло у меня под кроссовками, но мне было не до этого. Я не отрывал глаз от маленького темного строения.

Мы подошли поближе, и я разглядел, что оно выстроено из стволов и веток. Кровля покрыта широкими листьями. Окон не было. Просто узкие отверстия между веток.

— Эй! — прошептал я. Сквозь эти узкие отверстия можно было разглядеть свет.

Фонарь? Свеча?

— Там кто-то есть, — прошептала Карин, которая, прищурившись, разглядывала хижину.

Я расслышал покашливание.

Женский кашель? Кашель тети Бенны? Этого я не мог сказать.

Сушеная голова ярко горела своими глазищами. Жутковатый желто-зеленый свет лился по земле. Мы с Карин пробрались к самой хижине.

Еще ближе.

— Тетя Бенна, — позвал я не очень громко. Сердце у меня колотилось. — Тетя Бенна. Это вы?


24


Я позвал еще раз и подошел к открытому входу в хижину. Услышал глухой удар внутри. Увидел вспышку света. И услышал вскрик.

На пороге показался свет фонаря. Я поднял глаза и посмотрел на свет. А затем увидел женщину с фонарем.

Она была маленькая, совсем крошечная. Всего на голову выше меня, не больше, и вся такая полненькая и неуклюжая. Прямые черные волосы у нее были завязаны в пучок на затылке. В неясном свете фонаря я разглядел, что на ней брюки цвета хаки и куртка сафари такого же цвета.

— Кто там? — Она подняла фонарь перед собой.

— Тетя Бенна? — крикнул я, придвигаясь ближе. — Это вы?

— Марк? Глазам своим не верю! — воскликнула она.

Тетя Бенна побежала ко мне навстречу, и фонарь раскачивался из стороны в сторону. Желтоватый круг бегал по высокой траве, отчего тени плясали.

Она обняла меня.

— Марк, как же ты нашел меня? И что ты здесь делаешь? — Голос у нее был высокий, словно у птички, и говорила она быстро, не останавливаясь. Слова так и сыпались из нее.

Она отодвинула меня от себя, чтобы внимательно разглядеть.

— Я даже не уверена, что узнала бы тебя. Я же видела тебя последний раз, когда тебе едва исполнилось четыре годика.

— Тетя Бенна, что вы здесь делаете? — выпалил я. — Все так обеспокоены…

— Но как ты оказался на Баладоре? — спросила она, свободной рукой схватив меня за плечо, а другой поднося ко мне фонарь. — Что ты делаешь в джунглях? Как ты сюда попал? — снова зачастила она.

— Я… я воспользовался Колдовством джунглей! — выпалил я.

Глаза у нее широко раскрылись. От удивления? От страха? Я вдруг понял, что она смотрит не на меня.

— А ты кто? — спокойно спросила тетя Бенна, направив фонарь в сторону деревьев.

Карин вышла из-под деревьев на поляну. Я был так возбужден, что совсем о ней забыл.

— Это Карин, — объяснил я тете. — Ты же знаешь Карин? Дочь доктора Холингза?

Тетя Бенна тяжело вздохнула и еще сильнее вцепилась мне в плечо.

— Зачем ты привел ее сюда? Неужели ты не понимаешь?..

— Не беспокойтесь, — быстро ответила Карин, — все в порядке. Я так волновалась за вас. Это я сама пошла за Марком.

— Она помогла мне, — пояснил я тете Бенне. — Карин помогла мне сбежать от них. От доктора Холингза и Кэролин. Карин помогла мне пройти через джунгли.

— Но… но… — не хотела успокоиться тетя Бенна. — Ты ей рассказал о Колдовстве джунглей?

— Я пришла помочь, — убеждала ее Карин. — Мой папа беспокоится за вас. Он…

— Твой отец хочет убить меня! — гневно крикнула тетя Бенна. — Мне поэтому пришлось бежать, все бросить и прятаться в джунглях. — Она с негодованием смотрела на Карин, и лицо ее в желтоватом свете фонаря было суровым.

— Карин не враг, — успокаивал я ее. — Она хочет только помочь тебе, тетя Бенна. Правда.

Она повернулась ко мне:

— Тебя сюда привезли Кэролин и Холингз? Я кивнул.

— Да, чтобы найти тебя. Меня привезла Кэролин. — Я достал из кармана рубашки сушеную голову. Она больше не светилась.

— Они сказали мне, что я владею Колдовством джунглей. Я никак не мог в толк взять, что они имеют в виду, и решил, что они спятили. Но когда я бросился в джунгли, чтобы попытаться отыскать тебя, я вдруг понял, что в самом деле владею им.

Тетя Бенна кивнула:

— Да, оно у тебя есть, Марк. Я передала его тебе, когда в последний раз была у вас. Тебе тогда было всего четыре года. Я загипнотизировала тебя. И передала тебе Колдовство джунглей. Чтобы тем самым сохранить его в безопасности.

— Да, я знаю. Я читал твою записную книжку, — объяснил я. — Я знаю, зачем ты мне его передала. Но там ни слова не говорилось, что такое Колдовство джунглей. Я только знаю…

— Это могучая сила, — быстро ответила тетя Бенна, понизив голос. — Это могучая сила, исполняющая твою волю и исполняющая твои желания.

Ее глаза вдруг стали грустными.

— Но сейчас не место говорить об этом, — прошептала она. — Мы здесь в опасности, Марк. Действительно в опасности.

Я хотел ответить, но тут раздался шелест, хруст ломаемых веток. Звуки шли от деревьев. Что это? Шаги?

Мы все трое повернулись в сторону, откуда слышались эти звуки.

К моему удивлению, Карин побежала туда. Она сложила руки рупором и закричала:

— Сюда! Сюда, папа! Я нашла Бенну! Сюда! Скорее!


25


Я остолбенел.

Бежать уже не было времени.

Со стороны деревьев замелькал огонь. По высокой траве бежал доктор Холингз. В руке у него плясал фонарь. Свет его ослепил меня, затем луч перебежал на тетю Бенну.

Был ли у него пистолет или какое-нибудь оружие? Я не видел. Да и некогда было мне выяснять.

Я схватил тетю Бенну за руку и сжал ее. Я хотел бежать, исчезнуть в дебрях джунглей. Но тетя не двигалась. Она остолбенела от удивления, а может, от страха.

Отец Карин подбегал к нам. Он тяжело дышал. Даже в слабом свете фонаря я видел довольную улыбку на его лице.

— Молодчина, Карин, — похлопал он дочь по плечу. — Я знал, что, если ты поможешь Марку бежать, мы найдем дорогу к его тетушке.

Не выпуская руку тети Бенны, я с гневом посмотрел на Карин. Так она провела меня! Притворялась другом, но все время работала на отца!

Карин встретила мой взгляд, но потом отвела его и стала смотреть в землю.

— Как ты могла так обмануть меня? — обрушился я на нее. — Как ты могла так поступить, Карин?

Она подняла глаза.

— Папе нужно Колдовство джунглей, — спокойно ответила она.

— Но ты солгала мне! — воскликнул я.

— А что мне оставалось делать? — ответила Карин. — Если бы твоему отцу понадобилась помощь, что бы ты делал?

— Ты поступила правильно, Карин, — снова похлопал ее по плечу доктор Холингз.

Он поднял фонарь на тетю Бенну. От яркого света ей пришлось закрыть глаза.

— Неужели ты считала, что сможешь прятаться вечно, Бенна? — холодно спросил он.

— Прости меня, — обратился я к тете. — Это я во всем виноват. Я…

— Нет, Марк. — Тетя Бенна положила мне руку на плечо. — Ты ни в чем не виноват. Это моя вина. Ты жил себе и ни о чем не знал, а теперь из-за меня ты попал в ужасную историю.

Доктор Холингз хмыкнул.

— Во-во. В ужасную историю. — Он шагнул в сторону тети Бенны. — Мне нужно Колдовство джунглей. Открой мне тайну, Бенна. Объясни ее принцип. Как она действует. И я позволю тебе и твоему племяннику тихо и мирно покинуть остров.

Тихо и мирно?

Что-то все это мне не нравилось. Покуда доктор Холингз говорил что-то тете Бенне, я тихонько извлек из кармана сушеную голову. Я решил воспользоваться магической силой джунглей. Пусть она поможет нам выбраться целыми и невредимыми из этой передряги.

Я осторожно поднял голову перед собой, уже открыл рот, чтобы произнести заветное слово, но тут меня остановил взгляд тети Бенны.

Ее взгляд ясно говорил мне — не делай этого.

— Что тут происходит? — сердито обратился ко мне доктор Холингз. — Что ты делаешь?

— Не произноси его, Марк, — строго сказала тетя Бенна. — Нельзя позволить им узнать волшебное слово.

Я опустил голову.

— Не буду, — прошептал я.

— Ничего страшного, папа, — вмешалась Карин, глядя на меня. — Я знаю слово. Марк сказал мне. Я скажу тебе. Это…


26


Я зажал Карин рот.

— Бежим! — крикнул я тете Бенне. — Бежим скорее!

С диким криком тетя Бенна нагнула голову и протаранила доктора Холингза. Она сделала это как заправский футболист, и тот отлетел и врезался спиной в хижину. Он и охнуть не успел. Фонарь вылетел у него из рук и покатился в траву.

Я отскочил от Карин и бросился вслед за тетей. Мы продирались сквозь высокую траву. Мы уже были на краю поляны, когда перед нами как из-под земли выросла Кэролин.

— Куда это вы так спешите? — спросила она, преграждая нам путь. — Вечеринка только началась.

Мы с тетей Бенной круто развернулись, но нас уже догонял доктор Холингз. Мы были в западне.

Кэролин подняла свой фонарь. Ее серебристые глаза с холодной насмешкой смотрели на тетю Бенну. Кэролин улыбалась своей неприятной улыбкой.

— Как поживаешь, Бенна? Мы очень скучали.

— Хватит зубоскалить, — сердито проворчал доктор Холингз, жестикулируя своим фонарем. — Уже слишком темно, чтобы возвращаться в лагерь. Будем ночевать здесь.

— Ах, как уютно, — протянула Кэролин, все так же холодно улыбаясь и продолжая глядеть на тетю Бенну.

Тетя Бенна вспыхнула и отвернулась.

— А я-то считала тебя своим другом, Кэролин.

— Мы все здесь добрые друзья, — сердито сказал доктор Холингз. — А друзья должны всем делиться. Потому-то тебе, Бенна, и стоило бы подобру-поздорову поделиться своей тайной Колдовства джунглей.

— Ни за что! — твердо произнесла моя тетя, скрестив на груди руки.

— Так друзья не говорят, — желчно возразил доктор Холингз. — Утро вечера мудренее. Как проснемся, двинемся назад в лагерь. И тогда, уж поверь, Бенна, ты поделишься всем. Всеми своими секретами. Всеми без утайки. И дашь мне и Кэролин Колдовство джунглей.

— Как это делают добрые друзья, — добавила Кэролин.

— Идемте, — скомандовал доктор Холингз. Он положил свою тяжелую руку мне на плечо и подтолкнул меня в сторону хижины.

Карин уже сидела на земле около хижины. Воротник у нее был поднят, она сидела откинувшись спиной к стене.

— Вы с Бенной — марш в хижину, — велел доктор Холингз, еще раз грубо толкнув меня. — Так-то оно будет лучше. За вами нужен глаз да глаз.

— Ты попусту теряешь время, Ричард, — проговорила тетя Бен на. Она хотела, чтобы слова ее прозвучали твердо, но голос дрогнул.

Доктор Холингз втолкнул нас в хижину. Мы с тетей растянулись на полу. Сквозь щели в ветхой стене проникал свет от фонарей наших охранников.

— Они что, будут стеречь нас всю ночь? — спросил я ее шепотом.

Тетя Бенна кивнула.

— Отныне мы их пленники, — также шепотом ответила она. — Но отдавать им Колдовство джунглей нельзя. Понимаешь, нельзя!

Я подполз поближе к ней.

— Если мы его им не выдадим, — тихо спросил я, — что они нам сделают?

Тетя Бенна ничего не ответила. Она уставилась в пол и молчала.


27


Красный шар поднимался в утреннем небе, когда доктор Холингз просунул голову в хижину и разбудил нас.

Я спал всего несколько минут. Настила в хижине не было, а земля была неровной, и я глаз не мог сомкнуть. А стоило мне опустить веки, перед глазами появлялась сушеная голова. Глаза у нее моргали, а губы шевелились.

— Вы обречены! — кричала она хриплым шепотом, полным ужаса. — Вы обречены! Обречены! Обречены!

Тетя Бенна и я выползли из хижины, зевая и потягиваясь. Хотя солнце еще было очень низко, уже начинало припекать, и воздух был горячим и влажным.

От ночи, проведенной на жестком полу хижины, у меня болели все кости. Рубашка пропиталась едким потом. В животе бурлило. Я потер шею и понял, что весь искусан москитами. Да, утречко не из лучших.

А уж о том, что нас ждет впереди, и говорить нечего.

Мы час за часом тащились по знойным джунглям. Впереди шли Кэролин и Карин; доктор Холингз замыкал шествие. Мы шли посередине, чтоб у нас было меньше шансов на побег.

Все двигались молча. Джунгли были наполнены своими звуками: криками зверей, птичьим пением и шелестом трав и кустарников, по которым мы продирались.

С тропы взлетали мириады белых муравьев и уносились прочь плотным роем, словно смерч. Солнце неумолимо жгло спину сквозь ветки и листья деревьев.

Когда мы наконец добрались до лагеря, я был весь в поту и еле держался на ногах от голода и жажды.

Доктор Холингз втолкнул тетю Бенну и меня в пустую хижину и запер дверь. В хижине стояла пара складных стульев и маленькая кровать. Ни о простынях, ни об одеялах не было и речи. Я совсем без сил опустился на голый матрас.

— Что он собирается сделать с нами? Тетя Бенна закусила губу.

— Не беспокойся, — ласково сказала она. — Я что-нибудь придумаю. — Она пересекла крошечное помещение и посмотрела, открывается ли окно. Оно было закрыто или заколочено снаружи.

— Может, разобьем стекло? — высказал я свое предложение.

— Да нет, он услышит, — отвергла его тетя Бенна.

Я чесал шею. Искусанная москитами, она дико зудела. Тыльной стороной ладони я стирал пот со лба.

Дверь открылась и вошла Карин с двумя бутылочками воды. Одну она протянула мне, а другую — тете Бенне. Затем быстро вышла, закрыв за собой дверь и заперев ее.

Я поднес бутылочку к спекшимся губам и в один присест осушил ее. Я оторвался, когда на дне оставалось несколько капель. Я вылил их на макушку, а бутылку швырнул на пол.

— Что мы будем делать? — обратился я к тете Бенне.

Она сидела на одном из складных стульев, положив ногу на ногу.

— Шшш, — прошептала она, приложив палец к губам.

Из окна раздавался треск механизма. Металлическое клацанье. Потом послышался шум воды из шланга.

Я бросился к окну и выглянул наружу, но оно выходило не на ту сторону. Ничего увидеть не удалось.

— У нас есть одна возможность, — пробормотала тетя Бенна.

Я так и впился в нее глазами.

— Какая?

— Одна возможность, — повторила она. — Холингз не отобрал сушеную голову. Вчера ночью была такая тьма. Скорей всего, не разглядел ее.

Я достал голову из кармана. Пучок черных волос весь спутался. Я стал приводить его в порядок.

— Убери ее, Марк, — резко сказала тетя Бенна. — Еще не хватало, чтобы Холингз увидел ее. Он не знает, что без головы невозможно Колдовство джунглей.

— Именно без этой головы? — спросил я, кладя ее обратно в карман. — Она одна?

Тетя Бенна кивнула:

— Да. Колдовство совершается при помощи этой головы и магического слова. Того, что я передала тебе в гипнозе, когда тебе было четыре года.

Черные пряди головы выбились у меня из кармана. Я тщательно спрятал их обратно.

Снаружи снова послышались звуки механизма. Что-то лязгнуло. Потом послышался всплеск. Рев воды стал сильнее.

— Мы в опасности, Марк, — сказала тетя Бенна. — Придется тебе воспользоваться магическими силами джунглей, чтобы спасти нас.

У меня внутри словно все оборвалось, но я бодро пробормотал:

— Подумаешь, что за дела!

— Только подожди, когда я тебе подам сигнал, — продолжала наставлять меня тетя Бенна. — Когда я три раза мигну, доставай голову и выкрикивай свое волшебное слово. Следи за мной. Ясно? Жди сигнала!

Не успел я кивнуть, как дверь распахнулась и вошли доктор Холингз и Кэролин. Лица у них были хмурые. У доктора Холингза в руке был пистолет.

— Выходите! — приказал он нам, показав дулом на дверь.

Впереди шла Кэролин. Она вела нас вдоль ряда лагерных хижин. Позади главного строения она остановилась. У стены стояла Карин в соломенной шляпе, надвинутой на глаза.

Солнце неимоверно жгло. Шея ужасно чесалась и зудела. Почти прижавшись к тете, я исподлобья посмотрел, где мы находимся. Справа я увидел гору сушеных голов.

Казалось, черные глаза этого сморщенного воинства смотрят на меня. Рты у всех искажены в гримасе гнева и ужаса.

Я отвернулся от этого страшного зрелища и тут же наткнулся на еще худшее.

За главным строением лагеря, где мы находились, громоздился непомерный котел, до самых краев наполненный водой. Вода булькала и кипела. Котел стоял на огромном электронагревателе, похожем на большую электроплитку. Он был докрасна накален.

Я повернулся к тете Бенне и увидел у нее на лице страх.

— Вы этого не сделаете, — крикнула она доктору Холингзу и Кэролин. — Вам это так не сойдет.

— Я не хочу причинять вам мучения, — спокойно, без всяких эмоций сказал доктор Холингз. На лице у него была улыбка. — Я вовсе не хочу мучить вас. Я хочу получить Колдовство джунглей.

Я не отрывал глаз от тети Бенны. Ждал сигнала. Ждал, когда она три раза моргнет, чтобы начать действовать.

— Отдай мне Колдовство джунглей, — потребовал доктор Холингз.

Кэролин подошла ко мне, держа руки на поясе.

— Отдай его нам, Бенна. Мы не хотим неприятностей. Правда.

— Нет! — Тетя произнесла это слово, словно выстрелила. — Нет! Нет! Нет! Вы оба отлично знаете, что я ни за что не раскрою тайну Колдовства джунглей. Уж во всяком случае не вам! И никому!

Кэролин вздохнула:

— Ради бога, Бенна. Зачем эти сложности? Моя тетя посмотрела на нее.

— Никогда! — повторила она. Тетя Бенна моргнула.

Я весь напрягся ожидая, когда она моргнет еще два раза.

Нет. Это не сигнал. Еще не время. Доктор Холингз сделал шаг вперед.

— Я очень прошу, Бенна. Я даю тебе еще один шанс. Открой нам эту тайну — сейчас же!

Тетя Бенна покачала головой.

— Ты не оставляешь мне выбора, — произнес доктор Холингз, качая головой. — Поскольку только вы двое во всем мире знаете тайну, вы оба очень опасны. Тайна должна погибнуть вместе с вами.

— Вы… вы что собираетесь делать? — выпалил я.

— Высушить ваши головы, — ответил доктор Холингз.


28


Вода кипела и переливалась через край, отчего котел шипел. Я с ужасом смотрел на облако пара над котлом.

Неужели он и правда собирается засушить наши головы?

Неужели мне придется закончить жизнь сморщенной замшевой головой размером с дверную ручку?

Я напряг остатки воли, чтобы сдержать дрожь в коленях и все не спускал глаз с тети Бенны. Все смотрел на нее и смотрел. Смотрел и ждал, когда она подаст сигнал. Когда она трижды моргнет.

Поторопись, молил я ее мысленно. Поторопись — а то он сунет нас в кипящую воду!

Карин молча смотрела на происходящее. О чем она думает? Выражения ее лица я не видел. Ее лицо скрывали широкие поля соломенной шляпы.

— Бенна, последний шанс, — уговаривал доктор Холингз. — Потому что я люблю тебя. И люблю твоего племянника. Неужели ты позволишь, чтобы пострадал твой племянник? Ну сделай это ради него, ладно? Скажи мне секрет ради Марка.

— Да стоит ли все это таких неприятностей? — подпевала Кэролин. — Ну чего тебе стоит поделиться с нами тайной Колдовства джунглей.

— Нет, — твердила тетя Бенна. — Не могу.

— Ну что нам остается делать, — почти печально сказал доктор Холингз. — Начнем с мальчишки.

Он сделал шаг ко мне.

Тетя Бенна моргнула. Раз. Два. Три.

Наконец!

Дрожащей рукой я извлек из кармана сушеную голову и поднял ее перед собой. Но только я открыл рот, чтобы произнести заветное слово, доктор Холингз выхватил у меня голову.

Он схватил ее и швырнул в груду голов. Затем потянулся ко мне обеими руками. Я увернулся и бросился к устрашающей груде. Я начал лихорадочно сортировать головы обеими руками. Возьму одну и отбрасываю. Схвачу другую. Потом следующую. Следующую.

На ощупь они были липкие, теплые. Их волосы щекотали мне руки. Черные глаза тупо взирали на меня. От такого изобилия безобразных голов меня начало мутить. Дыхание стало частым и прерывистым.

Я слышал, как позади моя тетя сражается с доктором Холингзом. Борется с ним, чтобы не дать ему броситься мне вдогонку.

Я слышал крики Кэролин. Тревожные крики Карин.

Мне надо было во что бы то ни стало найти мою сушеную голову.

Найти прежде, чем доктор Холингз вырвется от тети Бенны и схватит меня.

Я поднимал одну и отбрасывал. Поднимал другую и клал на место.

Как найти мою?

Где она?

Какая из них? Какая?


29


Я схватил голову. Муравьи ползали у нее по щеке. Поднял другую. Она уставилась на меня стеклянными зелеными глазами.

Поднял третью.

На мочке уха у нее была длинная белая царапина.

Я было сунул ее обратно в общую кучу. Стоп.

Длинная белая царапина. Точно! На моей была царапина. Белая царапина. Ведь ее сделала моя сестра Джессика. Ура! Вот моя голова!

— Спасибо, Джессика, — завопил я во всю глотку.

В этот самый миг позади меня вырос доктор Холингз. Он схватил меня обеими руками и попытался оттащить от груды голов.

— Ка-ли-а! — закричал я, крепко держа сушеную голову. Свою сушеную голову. — Ка-ли-а!

Спасет это нас с тетей Бенной? Вот в чем вопрос.

Будет ли и на сей раз действовать Колдовство джунглей?

Доктор Холингз все еще держал меня за плечи. Он все еще пытался оттащить меня от груды голов к котлу с кипящей водой.

— Ка-ли-а! — вопил я.

Вдруг руки его разомкнулись. Они словно соскользнули. Они усохли. Они словно втянулись в его тело.

— Ого! — невольно сорвалось у меня, когда до меня дошло, что это усыхает сам доктор Холингз. Все его тело сморщилось и стало на глазах уменьшаться!

Я посмотрел на Карин и Кэролин. Они тоже съежились. И стали совсем крошечными. Карин исчезла под своей большой соломенной шляпой. Потом она выбежала из-под шляпы. Крошечная Карин размером с мышку.

И все трое — Карин, Кэрол ин и доктор Холингз — носились по траве. И все не больше мышей. И все чего-то сердито попискивали по-мышиному.

Я стоял у груды голов и смотрел, как они мечутся по земле. И пищат. Я все смотрел на них, пока они не скрылись в джунглях.

А потом я повернулся к тете Бенне.

— Получилось! — закричал я. — Колдовство джунглей спасло нас!

Она бросилась ко мне и обняла меня.

— Ты это сделал, Марк! Ты это сделал! Джунгли спасены! Весь мир спасен!


* * *


Объятиям конца и края не было и потом, когда тетя Бенна привезла меня на самолете домой. Меня обнимали все — мама и даже Джессика.

Они встретили нас в аэропорту. Оттуда мама отвезла нас домой, где нас ждал роскошный обед. У меня было что порассказать. Я начал еще в машине. И не замолкал ни за обедом, ни после.

Уже пришло время ложиться спать, когда тетя Бенна завела меня в наш чуланчик. Она закрыла дверь, усадила меня на диван, а сама села рядом.

— Смотри мне в глаза, Марк, — сказала она. — Смотри не отрываясь. Не отрываясь. Глубже. Глубже.

Я поднял глаза на нее.

— Что ты хочешь сделать? — спросил я. Ответа я не услышал.

Я пристально смотрел ей в глаза. Комната поплыла. Все краски изменились и слились в одно пятно. Со стен чулана срывались и летели разные афиши, рекламы. Мне даже показалось, что я видел, как по полу поехали стулья и кофейный столик.

Через какое-то время все опять сфокусировалось. Тетя Бенна сидела рядом и улыбалась.

— Ну вот, — говорит она, держа меня за руку, — ты опять в норме, Марк.

— В норме? — переспрашиваю. — Что ты имеешь в виду?

— Больше нет Колдовства джунглей, — объясняет она. — Я забрала его обратно. А ты теперь нормальный мальчик.

— Ты хочешь сказать, что, если я закричу теперь «Ка-ли-а!», ничего не случится? — спросил я.

— Вот именно, — улыбнулась она мне, не выпуская моей руки. Я забрала магическую силу. В сушеной голове больше нет магических свойств. И у тебя нет. Пусть тебя больше все это не беспокоит.

Она встала, позевывая.

— Уже поздно. Пора спать, верно? Я кивнул.

— Пожалуй, правда. — А сам все размышлял над тем, как буду теперь жить без магической силы. — Тетя Бенна?

— Да.

— А эту сушеную голову оставить себе можно?

— Ну конечно, можно, — ответила она, помогая мне подняться с диванчика. — Пусть эта сушеная голова остается у тебя. Как сувенир на память. Такты всегда будешь помнить о своих приключениях в джунглях.

— Ну, их не так-то легко забыть, — заметил я. Потом пожелал ей спокойной ночи и отправился спать.

На следующее утро я вскочил ни свет ни заря и по-быстрому оделся. Мне не терпелось поскорее отправиться в школу и похвастать своей сушеной головой перед Эриком, Джоэлом и другими ребятами.

Я по-быстрому расправился с кукурузными хлопьями и стаканом апельсинового сока. Надел свой ранец, попрощался с мамой, схватил сушеную голову и побежал к двери.

Крепко держа голову в руке, я припустил по тротуару. Был яркий солнечный день. Прямо удовольствие!

Моя школа всего в трех кварталах от дома, но мне показалось, что до нее много миль. Так мне не терпелось попасть туда и рассказать о своих приключениях. Уж так мне хотелось поделиться с дружками своей историей.

Вот уже и школа. У дверей толпятся школьники.

Перехожу улицу и чувствую, голова шевелится у меня в руке. Вывертывается.

Что там еще такое? Останавливаюсь и смотрю в чем дело.

Черные глаза мигают, а затем смотрят на меня. Губы то откроются, то закроются.

— Послушай, — говорит голова, — давай расскажу про тигра!


home | my bookshelf | | Как мне досталась сушеная голова |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу